Исторический раздел:

История строительства Камского целлюлозно-бумажного комбината и г. Краснокамска в 1930-е гг.


Т. Р. Семакина, заведующая отделом музейной педагогики

«Краснокамский краеведческий музей»

 Основание города Краснокамска связано с началом строительства Камского целлюлозно-бумажного комбината. В 1929 г. была выбрана площадка для строительства комбината и рабочего поселка между деревнями Стрелка и Конец-Бор, в 1930 г. состоялась закладка комбината. Посёлок первоначально назывался Бумстрой, а в 1933 году ему присвоили имя Краснокамск и статус посёлка городского типа. Уже в 1938 году Краснокамск получил статус города. По масштабам производства Камский ЦБК, давший первую продукцию в 1936 г., был самым крупным в Европе. Сооружение комбината способствовало возникновению Закамской ТЭЦ, бумажной и печатной фабрики «Гознак», сульфитно-спиртового завода.

13 октября 1928 г. Президиум Пермского Окрисполкома заслушал доклад Д. Н. Гардинга о проекте Камского целлюлозно-бумажного комбината. Была принята резолюция, в которой говорилось о необходимости скорейшего осуществления строительства комбината по разработанному проекту, освещения основ проекта комбината в печати, издании специальной брошюры и постановки ряда докладов в Перми, Свердловске, Москве с привлечением представителей НТС 1.

Выбрана была ровная площадка (место это называлось Горюшкой) привольного правого высокого берега Камы с ее глубокими и чистыми водами. Это произошло весной 1929 года. 23 марта 1930 г. Президиум Окрисполкома по докладу инженера А.Е. Ширяева принял решение о размещении целлюлозно-бумажного комбината в районе между деревнями Стрелка и Конец-Бор в квартале 60 и 61, лесопильного и деревообделочного завода в квартале 61 и 62, фабрику «Гознак» в районе д. Стрелка, теплоэлектроцентраль в квартале 61 и запасной участок для склада дровяного топлива в части квартала 67 (рядом с биржей балансов) 2.

31 июля 1931 года СТРОЙ НТСа Союзстроя ВСНХ вынес решение по проекту Камского целлюлозно-бумажного комбината. По этому решению было подтверждено общее расположение и связка предприятий

–  Камского целлюлозно-бумажного комбината, фабрики «Гознак», лесопильного и деревообделочного завода, электростанции. Также в этом решении говорилось о перемещении фабрики «Гознак» немного ниже, чем это планировалось раньше. Выбранное для строительства место подвергалось основательной проверке, участок оказался незатопляемым, гарантированным от оползня и обладающим удовлетворительными грунтами, характер дна и берега Камы требовал значительных берегоукрепительных и дноуглубительных работ 3.

Подготовительные работы по постройке комбината были начаты на основании постановления Президиума ВСНХ СССР от 17 июля 1929 года. При Пермской конторе Волго-Каспий леса 19 июля того же года был организован «Отдел по постройке Камского целлюлозно-бумажного комбината» 4.

В июле 1929 г. прошло заседание Президиума ВСНХ РСФСР, на котором было принято решение разрешить подготовительные работы Волго-Каспий лесу и о выделении средств на подготовительные, изыскательные и проверочные работы 5.

Из письма А. А. Бурова, начальника строительства КЦБК, председателю ВСНХ РСФСР тов. Лобову С. С. хорошо видно, какие трудности испытывало камское строительство на начальных этапах, письмо содержит информацию о проблемах финансирования строительства, снабжения стройматериалами, наличия рабочей силы и т. п.. Указывалась причина срыва работ и невыполнения планов строительства в 1929 – 1930 гг., следствием чего будет отсрочка срока окончания постройки бумкомбината 6.

Строительство Краснокамского ЦБК проходило в тяжелых условиях: постоянная нехватка рабочей силы, проблемы с финансированием, снабжением стройматериалами, топливом, оборудованием. Несколько раз менялись сроки сдачи комбината в эксплуатацию (июль 1932 г., октябрь 1932 г., 1934 г.). В конце 1930 г. строительные работы были приостановлены. К этому времени по всей стране в незавершенных проектах оказалось заморожено около 40% всех капиталовложений в промышленность.

В январе 1931 г. строительство комбината было временно законсервировано. Однако уже в сентябре того же года строительство Камского целлюлозно-бумажного комбината было расконсервировано и включено в число ударных строек страны 7.

Весной 1932 г. на площадку Бумстроя по назначению ЦК партии прибыл Я. И. Горячев уже в качестве начальника строительства, а не подготовительных работ.

Правительством страны принимается решение о необходимости строительства рядом с бумкомбинатом бумажной фабрики «Гознак». Будущему предприятию задана проектная мощность, а сам объект, как и бумкомбинат, стал ударной стройкой. Первым директором строящейся фабрики был назначен Николай Иванович Шестаков.

1933 г. должен был  стать основным годом строительных работ: предстояло  освоить  примерно  четвертую  часть  всех  капиталовложений, отпущенных на строительство комбината. В построенных зданиях цехов шел монтаж оборудования и агрегатов первой очереди, а пустить их было нельзя, не было электроэнергии, воды, пара. Требовалось много электроэнергии – 800–900 киловатт. Предполагалось, что энергией, производственным паром и водой Камский комбинат и сооружавшаяся фабрика «Гознак» будут обеспечены Закамской ТЭЦ. Но строительство теплоцентрали началось лишь осенью 1933 г. Ее возведение отставало на полтора года. Для ускорения строительства энергетикам выделили дополнительную рабочую силу и материалы.

На строительстве Камского целлюлозно-бумажного комбината в 1934 г. начинаются монтажные работы по сборке оборудования в разных цехах комбината: в марте начинают сборку варочного котла № 1, колчеданной печи №1 в кислотном цеху. В апреле начинают монтаж оборудования в рольно-очистном отделе. В мае приступили к сборке бумажной машины №1. В это же время в Ленинграде на заводе «Вторая пятилетка» изготовили первую советскую бумагоделательную машину для Камского комбината 8.

1 января 1936 года целлюлозный завод был готов к пуску. Через месяц вступил в строй очистной отдел, и первая партия целлюлозы ушла с берегов Камы потребителям. Наступила очередь бумаги.

В 1936 г. электростанция наконец заработала на полную мощность. На комбинат подан первый ток, в домах стали зажигаться электрические лампочки.

Первая камская бумага была получена с пятой (санитарной) машины, предназначенной для производства оберточной бумаги. С пуском этой машины связана дата в истории не только Камского ЦБК, но и всей бумажной промышленности страны. Заработала первая отечественного производства бумагоделательная машина, которую изготовили, смонтировали и отрегулировали инженеры и рабочие ленинградского машиностроительного завода «Вторая пятилетка». Неказистой была первая камская бумага – сероватая, плотная, негнущаяся 9.

Требовалось большое количество строительных рабочих. Удовлетворить потребность набором рабочих на месте и самотеком было невозможно. Основными районами организованного набора рабочей силы были Кировская и Молотовская области. В Кировской области вербовка проводилась в Котельническом, Санчурском и других районах. В Молотовской области к Камбумстрою был прикреплен Осинский район.

В ходе строительства выросли из рядовых рабочих и стали квалифицированными специалистами сотни передовиков строительства. Инженерно-технические работники, повышая свою квалификацию, обучали рабочих методам работы.

Эксплуатационные кадры Камбукомбината в основном подготовлялись через школы ФЗУ бумажных предприятий – Сокола, Балахны, Кон-дрова, Каменской фабрики, Сяси и других. Они участвовали в монтаже оборудования. Значительная часть эксплуатационных рабочих прибыла на комбинат по приглашению с бумажных фабрик. Таким образом, в пусковой период комбината сформировалось ядро квалифицированных рабочих 10.

Пермский край был одним из значительных островов печально знаменитого архипелага ГУЛАГ. В разные годы в области существовала сеть лагерей: Вишерлаг, Усольлаг, Кизеллаг, Соликамлаг, Ныроблаг и др. Тысячи заключенных строили ЦБК в Красновишерске, Соликамске, шахты Кизела и Губахи, промышленные предприятия в Перми, Березниках и других городах, занимались лесозаготовками. Труд заключенных и спецпереселенцев использовался и при строительстве Камбумкомбината.

В мае 1930 года около тысячи заключенных – мужиков с Дона и Кубани – валили здесь лес, расчищая стройплощадку для будущего комбината и рабочего поселка, копали первые котлованы для варочного и кислотного цехов. Они же строили первые бараки поселка Соломиты и обносили их проволочными ограждениями в два ряда с вышками для охраны.

Строительство поселка Соломиты было развернуто на территории между нынешней ТЭЦ-5 и болотом, теперь засыпанным шлаковыми отходами ТЭЦ. Соломиты – это дощатые бараки, в простенках которых для утепления закладывались соломенные маты. В бараках были сплошные нары, рассчитанные на 100–120 человек в каждом.

В начале 1931 г. из Татарской АССР на Бумстрой привезли две тысячи раскулаченных крестьян, изгнанных из своих домов с самым жалким скарбом (на сборы давалось не более трех часов). Их и разместили в поселке Соломиты (в 200 метрах напротив современной проходной Краснокамского завода металлических сеток), где было построено более десяти бараков.

По состоянию на сентябрь 1931 г. на строительство прибыло 2 эшелона со спецпереселенцами и их семьями: I эшелон – всего 1675 человек, из них – трудоспособных 743, II эшелон – 1474 человека, из них – трудоспособных 717, всего – 3149 человек, из них трудоспособных

– 1460 11.

В 1932–1933 годах на Бумстрой этапировали большую партию заключенных с Украины и Дона. Это были в основном осужденные за «колоски» (по Указу от 7 августа 1932 г.). Их поместили в так называемые «улоновские» бараки *, что напротив современной ж/д вокзала (станции) 12.

Из письма первого директора комбината Якова Ивановича Горячева начальнику Пермского оперсектора ОГПУ Прохоренко известно, что на строительстве комбината был Лагпункт ВИШЛАГа. В 1933 г. лагпункт ликвидирован в связи с невыполнением договора и неудовлетворительной работой заключенных на строительстве. Директор просит прислать на строительство спецпереселенцев в количестве 600–700 человек, поскольку их работа была более эффективной 13.

В апреле 1938 года, когда комбинат уже вышел на проектную мощность и ему потребовалось огромное количество балансовой древесины, всех спецпереселенцев из Краснокамска отправили в глухие лесные поселки севера области на лесоповал. В 1936–1938 гг. многие главы семейств спецпереселенцев попали в сталинско-ежовскую «мясорубку», и многие были расстреляны 14.

Вот некоторые факты и цифры. В Краснокамске, тогда еще рабочем поселке, всего было репрессировано 1317 человек, из них расстреляны

–  356, умерли при следствии 40 человек. Всего погибло 396 человек, не считая тех, кто умер в ссылке, лагерях и спецпоселениях. Сегодня трудно представить себе то, о чем красноречиво говорят архивные документы: якобы среди краснокамцев оказалось 69 шпионов – почти все они расстреляны. 389 человек осуждены за антисоветскую агитацию, а это 29,6% от общего числа репрессированных. Было репрессировано также 498 спецпереселенцев из Татарской АССР, в основном малограмотные крестьяне

Только за январь 1938 г. было арестовано 750 трудпоселенцев. [15] Не только руководящие работники стали жертвами сталинщины, пострадали в большинстве рабочие: слесари, коновозчики, плотники, чернорабочие [16].

Яков Иванович Горячев приехал на строительство Камского целлюлозно-бумажного комбината весной 1932 г. 16 декабря, когда он находился в очередном отпуске в Москве, его арестовали. До 1940 г. содержался в пермской тюрьме, а затем постановлением Особого совещания НКВД приговорен к восьми годам лишения свободы за участие в правотроцкистской организации. Отбывал наказание в городе Ухта Коми АССР. В 1949 г. ему вновь предъявляют обвинение – уже за проведение вредительской работы в цехах бумкомбината и отправляют в ссылку в Красноярский край. Реабилитирован 26 октября 1955 г. Через пять лет умер в Москве.

Николай Ионович Шестаков в Краснокамск приехал с семьей в 1931 г. Должность его тогда называлась так: начальник особого управления по строительству и пуску бумажной фабрики «Гознак». 13 января 1935 г. постановлением Особого совещания Николая Ионовича арестовали.

«За содействие зиновьевской группе» (на XVI партийном съезде проголосовал и поддержал С. М. Кирова, а не И. В. Сталина) – так написано в обвинительном заключении. Выслан на четыре года в Дудинку. Туда же вскоре выслали жену Анну Степановну с тремя сыновьями, как семью врагов народа. В январе 1937 г. Николая Ионовича вновь арестовали. 17 апреля того же года по прежнему обвинению был вторично осужден, на этот раз – к пяти годам лишения свободы. Но и этого показалось мало Особому совещанию НКВД. Третий приговор поставил точку на жизни человека.

Василий Андреевич Хорошев – первый директор Закамской ТЭЦ. 1 июня 1936 года Василий Андреевич приказом наркома назначен начальником строительства Закамской ТЭЦ, через три месяца – директором теплоэлектростанции. Ему было всего тридцать девять лет, когда его внезапно арестовали, обвинили в контрреволюционной деятельности. Мало того, оказалось, что Хорошев целенаправленно проводил подрывную работу, направленную на срыв снабжения электроэнергией промышленных предприятий. 13 августа 1937 г. Василий Андреевич был расстрелян.

В 1937 году был арестован главный инженер Бумстроя Павел Павлович Мельцер. На Бумстрой он был переведен из-под Ленинграда в конце декабря 1933 года, с 1 января 1934 года его назначают главным инженером. Это были годы строительства и пуска Камского бумкомбината, а затем и не менее трудные первые годы становления нового мощного предприятия.

До суда Павел Павлович находился в тюрьме, потом был суд. Однако судья заявил, что Мельцер и другие члены заводоуправления, арестованные вместе с ним, не виновны. Решено было отправить дело в Москву на решение Особого совещания, которое выслало всех участников «заговора» на восемь лет в Ухту Коми АССР. Последнее письмо от него жена получила в конце июня 1941 года. Через два года она с детьми переехала в Москву, не раз обращалась в различные инстанции с просьбами сообщить о судьбе мужа. В справочном отделе МВД ей ответили, что Мельцер жив и работает, но переписка запрещена. После смерти Сталина пришла справка из г. Сыктывкара, что Павел Павлович умер 3 декабря 1941 года.

В истории Краснокамска, как в капле воды, отразилась история страны периода сталинской индустриализации, ее героические и трагические страницы. Были выдающиеся достижения, построены тысячи промышленных гигантов, но какую огромную цену пришлось за это заплатить, сколько человеческих жизней было принесено в жертву форсированной индустриализации. Об этом тоже нужно помнить.

________________________________________

 * Скорее всего, это название происходит от УВЛОН – Управление Вишерского лагеря особого назначения, видимо, ранее эти бараки использовались для размещения заключенных Вишерского лагеря, работавших на строительстве.

 1  МБУК «Краснокамский краеведческий музей», экспозиция «Краснокамск – город первых пятилеток».

2  ГКУ «Государственный архив Пермского края» (далее ГАПК). Ф. р-122. Оп. 1. Д. 821. Л. 183.

3 Там же. Ф. р-156. Оп. 1. Д. 110. Л. 4–5.

4 Там же. Ф. р-122. Оп. 1. Д. 680. Л. 43.

5 Там же. Л. 44.

6 Там же. Д.893. Л.39–39 об, 4.

7 Там же. Ф. р-156. Оп. 1. Д. 112. Л. 5.

8  Камский целлюлозно-бумажный комбинат: Сборник статей. – Пермь, 1962. С. 117.

9  Город под соснами. – Пермь, 2008. С. 12–27.

10  Камскому комбинату 20 лет. – Краснокамск, 1956. С. 22–26.

11 ГАПК. Ф. р-156. Оп. 1. Д. 107. Л. 53–56.

12 Там же. Д. 103. Л. 8.

13 Там же. Ф. р-1086. Оп. 3с. Д. 2. Л. 107.

14  Борисов Н. А. «ГУЛАГ на Бумстрое»// «Забота». 1995. №4. С. 1.

15 Книга памяти жертв политических репрессий. – Краснокамск, 2008. С. 6–7.

16  Там же. С. 10.

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Свалка на кладбище. Реагенты с пермских дорог хранятся рядом с памятником жертвам политических репрессий
| ГУЛАГиздат. Эти книги рождены в сталинских лагерях: от приключений благородных корсаров в Мировом океане — до войны зеков-мстителей на Колыме
| Опубликован годовой отчёт о деятельности Пермского "Мемориала" в 2017 году
Компас призывника
ПАЛАЧИ. Кто был организатором большого террора в Прикамье?
Карта террора и ГУЛАГа в Прикамье
| Любила его всей душой
| Оправдать свое существование на земле
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus