Исторический раздел:

Как мы жили, как близнецы-братья


Автор: Александр Калих

17.08.2017

Родители говорили мне, что до войны все жили дружно, помогали друг другу, и не имело значения, кто какую национальность представляет. Этот образ отпечатался в памяти великого множества людей старшего поколения. О дружбе народов вспоминали даже в воюющей Чечне, в наши уже, нулевые годы. Я проходил там двухнедельную правозащитную стажировку. Ходить по улицам разрушенного Грозного не рекомендовалось. На ночлег нас приняла пожилая пара, приняла чрезвычайно осторожно. Мы приехали поздно, в полной темноте, таясь от соседей. Всю ночь проговорили с гостеприимными хозяевами дома об ужасах чеченской войны. Дошло до того, говорили они, что здесь убивают уже не за конкретную вину, а только за то, что ты русский или чеченец. «В тридцатые годы мы жили в мире и согласии. Куда все это девалось?» - спрашивали хозяева.

Многие идеологические мифы прошлого за последние годы обветшали, отпали сами собой. Но не советский интернационализм. Он жив и по-прежнему вызывает искренний отклик у многих людей, не углубляющихся в закоулки истории.

Смотрите, как красиво звучит эта тема в Большой советской энциклопедии[1]:

«С возникновением Советского Союза отношения входящих в него наций и народов строятся на основе принципов И., который в результате ликвидации[2] эксплуататорских классов стал социалистическим. Социалистический И. — это новый тип межнациональных отношений, складывающийся и развивающийся на основе дружбы, равноправия, взаимоуважения, всестороннего братского сотрудничества, политической, экономической, военной и культурной взаимопомощи наций и народностей, ставших на путь социализма.

Социалистический И. обеспечивает условия для реализации преимуществ социализма всеми народами, способствуя их расцвету и сближению».

Не чтение, а сладкая конфетка.

Но реальность…

Первое поколение революционеров-ленинцев, осуществляя пролетарский террор против врагов новой власти, исповедовало классовый принцип. То есть поводом для обвинения становилось не столько конкретное преступление, совершенное гражданином, сколько всего лишь ваша принадлежность к так называемым эксплуататорским классам – капиталистам, кулакам, частным собственникам и т.д. Национальный признак, ваша принадлежность к какой-либо этнической группе пока как бы не брались в расчет – ведь для интернационалистов все равны, все люди братья.

Однако по мере приближения к «полной» победе социализма прорезывается некая развилка.

Со всех трибун, со страниц газет и учебников продолжали греметь славословия великой дружбе народов СССР. И ведь все это было – чувство единства, устремленность в будущее, романтика великих свершений. «Здравствуй, страна героев, страна мечтателей, страна ученых!»[3] - пели наши деды. Но возникает и другая сторона, секретная, скрытая от посторонних глаз, подобная «подземному» течению – преследования по национальному признаку. Масштабы этих преследований до сих пор неведомы россиянам. И мы (по неведению или по глупости) продолжаем вздыхать о прошлом: раньше жили как близнецы-братья, а теперь…

Попутное замечание. Классовый подход теоретически обосновывали классики марксизма-ленинизма, а затем сотни их идейных последователей. Ими написаны горы книг и пособий, проталкивавших «всепобеждающую» теорию в жизнь, в практику, в идеологию, образование, искусство, литературу и науку. О параллельном течении, о государственном советском национализме (а если точнее, - нацизме) не написано ни строчки теории. Молчание. Никакого идеологического обоснования. Только практика. Вся идеология – в сверхсекретных приказах НКВД о проведении очередных операций…

Нашим дедам и отцам, разумеется, было не до теории. Они жили в двух реальностях. С одной стороны, пятилетки и «Марш энтузиастов». А с другой - кожей чувствовали, знали, что происходит. Но надо было молчать, не замечать, голосовать, одобрять и надеяться, что тебя минует как-нибудь… И когда уводили (например) соседа-поляка, говорили сугубо среди своих: ни в чем не виноват человек, а взяли его по «пятому пункту»[4].

Зато законодательную базу под аресты по «пятому пункту» большевики подвели более, чем основательную. Сегодня основной массив этих документов открыт для любого россиянина, желающего изучать реальную историю своей страны. Только за период с марта 1936 по сентябрь 1938 годов было принято 5 постановлений Политбюро ЦК ВКП(б) о развертывании репрессий по национальному признаку; издано 11 директив и приказов НКВД о проведении национальных операций (так они и назывались в документах НКВД). Столь же активное «законотворчество» продолжалось и в годы войны.

Каждая из этих директив начиналась с перечисления причин, которые якобы дают основание применить к провинившемуся народу суровую кару – массовые депортации, тюремные сроки и, наконец, ВМН (высшая мера наказания, расстрел). Тоталитарный режим, не задумываясь, применял принцип коллективной ответственности. За проступки отдельных людей (или групп) должен ответить весь народ.  Весь народ (этническую группу) объявляли врагом, весь народ приговаривали к жесточайшему наказанию за шпионаж в пользу зарубежных разведок или за сотрудничество с фашистами.

В довоенный период самой крупной и, без преувеличений, самой свирепой из «национальных» стала «польская операция» (Оперативный приказ НКВД СССР № 00485 «О ликвидации польских диверсионно-шпионских групп и организаций ПОВ» от 11.08.37.). По этому приказу было осуждено 103 489 человек, в том числе приговорено к расстрелу 84 471 человек. По другим данным, осуждено 139 835 человек, приговорено к расстрелу 111 091 человек.

Историки Н.В. Петров и А.Б. Рогинский (НИПЦ «Мемориал») в своей статье «Польская операция» НКВД 1937–1938 гг.»[5] отмечают следующие важные моменты:

 «Приказ 00485 стал «модельным» для директив НКВД по всем последующим, открытым после августа 1937 г. национальным операциям — румынской, латышской, финской, и др.: везде следовало исходить из наличия разветвленной шпионско-диверсионной и повстанческой сети соответствующего государства, везде фигурировали сходные контингенты, подлежащие аресту (среди них обязательно — политэмигранты и перебежчики)… В общей системе репрессий 1937–1938 гг. национальные операции занимают особое место. Они теснее других связаны со сталинским ощущением надвигающейся войны, с его страхом перед «пятой колонной»[6], с его представлениями о «враждебном окружении», под которым кроме «страны главного противника» — Германии — подразумевались в первую очередь страны, граничащие с СССР...»

В короткой статье нет возможности детально показать всю многосложную трагедию репрессий по национальному признаку. Попробую, однако, для наглядности представить вам две таблицы, представляющие масштабы жертв, принесенных сталинским режимом в дело строительства «самого справедливого» общества в мире.

Итак, таблица 1. События периода 1935-1941 годов:    

  

№ п/п

Народ, этническая группа

Директива, дата начала депортации

Количество депортированных (или приговоренных к другим мерам наказания)

 

1

Финны

Постановление Бюро Ленинградского обкома ВКП(б) от 4 марта 1935 г. о выселении финского населения из приграничной полосы

Выселено около 30 тысяч человек

2

Корейцы

Постановление № 1429-36 Совета Народных Комиссаров Союза ССР и ЦК ВКП(б) «О выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края» от 21.08.1937 г.

Выселены 172 тысячи этнических корейцев

3

Латыши, литовцы, эстонцы

1. Репрессии против латышей начались с шифротелеграммы Ежова № 49990 от 30 ноября 1937 года

 

2. 14 декабря 1937 года Директива НКВД о распространении репрессий по «латышской линии» на эстонцев, литовцев, финнов, а также болгар.

3. В республиках Прибалтики операция по выселению «неблагонадежного и контрреволюционного элемента» была завершена к 21 июня 1941 года.

Осуждено 21 300 латышей, из которых 16 575 расстреляно.

 

 

По этой «линии» осуждено 9 735 эстонцев, в том числе к расстрелу приговорено 7998 человек.

Из Эстонии было выслано чуть более 10 тысяч человек, из Литвы около 17,5 тысячи, из Латвии — по разным оценкам от 15,4 до 16,5 тысячи человек. Всего было депортировано 43,5 тысячи человек.

4

Поляки

1. В соответствии с приказом по НКВД №00485 с 20 августа 1937 г. началась операция по ликвидации местных организаций «Польской организации войсковой». 

 

 

2. 17 сентября 1939 г. на территорию восточных           регионов Польши вошли советские войска. В 1940 году началось массовое выселение поляков.

 

 

По этому приказу (по мин. подсчетам) было осуждено 103 489 чел., в том числе приговорено к расстрелу  84 471 чел.

 

С февраля 1940 года по июнь 1941 года общее число депортированных поляков составило от 309 до 321 тысячи человек.

 

Но это только начало. Истинные масштабы преследование нетитульных[7] наций приобрело во время Великой Отечественной войны.

 

Таблица 2.

№ п/п

Народ, этническая группа

Директива, дата начала депортации

Количество депортированных (или приговоренных к другим мерам наказания)

1

Немцы

28 августа 1941 г. - указ ПВС «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья».

К началу 1942 года на спецпоселении числилось 1031,3 тысяч немцев.

2

Карачаевцы

Основание для депортации калмыцкого народа - указ Президиума Верховного Совета СССР № 115-13 от 12 октября 1943 г.

В ноябре 1943 г. было выселено 62 842 карачаевца

3

Калмыки

28.12.1943 г. вышло постановление СНК СССР № 1432/425сс «О выселении калмыков, проживающих в Калмыцкой АССР». Операция по депортации проводилась 28-29 декабря 1943 г.

Было вывезено 93 139 человек 

4

Чеченцы и ингуши

21 февраля 1944 г. приказ по НКВД о депортации чеченцев и ингушей

К 1 марта 1944 г. было депортировано 478 479 человек, из них 387 229 чеченцев и 91 250 ингушей.

5

Балкарцы

26 февраля 1944 г. приказ по НКВД «О мероприятиях по выселению из КБ АССР балкарского населения». Операция проведена 8–9 марта 1944 г.

Выселено 37 107 балкарцев

6

Крымские татары

Постановления ГКО (Государственный Комитет обороны) о выселении крымско-татарского населения с территории Крыма принимались 2 апреля, 11 и 21 мая 1944 г.

Из Крыма было депортировано 191 014 крымских татар

7

Латыши, литовцы, эстонцы

1. Операция «Весна» была проведена 22-23 мая 1948 г. в Литве. Основание - постановление № 417-160сс Совета Министров СССР.

 

2. Мартовская депортация 1949 г. (операция «Прибой») — депортация части гражданского населения Эстонии, Латвии, Литвы, организованная властями СССР.

Всего было выселено 39 766 человек.

 

 

В ходе операции было депортировано 94 779 человек.

 

В той или иной мере, депортациям в СССР подверглось более 20 этнических, этноконфессиональных и социальных категорий советских граждан: казаки, «кулаки» самых разных национальностей, поляки, азербайджанцы, курды, китайцы, русские, иранцы, евреи-ирани, украинцы, молдаване, литовцы, латыши, эстонцы, греки, болгары, армяне, кабардинцы, хемшины, армяне-«дашнаки», турки, таджики и др.

В таблицах представлены данные далеко не по всем этническим группам. Отсутствуют сведения о румынской, греческой, болгарской операциях, о преследованиях «харбинцев», македонцев, иранцев. Но общую картину это не меняет, она и так исчерпывающе ясна.

А впереди еще была борьба с «безродными космополитами», убийство известного режиссера С. Михоэлса, расстрел членов Еврейского антифашистского комитета, печально знаменитое «Дело врачей»… Но об этом – в следующей публикации.

Возможно, вам пригодятся материалы известных экспертов, историков, публицистов, которые я использовал в этой заметке[8].

 

Александр Калих

 

 


[1] Большая советская энциклопедия издавалась с 1926 по 1990 год. За этот период вышло более 100 томов. Вопросу о советском интернационализме в БСЭ посвящен специальный раздел - http://allencyclopedia.ru/29253

[2] Попутное замечание: слово «ликвидация» прозвучало как бы мельком, как говорят о чем-то обычном, не значащем. А ведь за ним – миллионы жертв, сломанных судеб, крушение общественной нравственности и культуры. Авторы БСЭ, сами не желая того, демонстрируют нам гибельный дух того времени.

[3] Слова из песни Исаака Дунаевского «Марш энтузиастов», прозвучавшего в довоенном популярном кинофильме «Светлый путь».

[4] Советскому человеку не надо было объяснять, что такое «пятый пункт». Эта графа в советском паспорте означала национальность его владельца. Наличие такой информации было, зачастую, поводом для дискредитации вас как гражданина. Представителей так называемых нетитульных народов (евреи, немцы, крымские татары, чеченцы, ингуши, поляки и др.) ограничивали в правах при поступлении в вузы, приеме на работу, в аспирантуру. Впрочем, такая политика, проводившаяся после ВОВ, может считаться невинной шуткой по сравнению с физическими расправами и депортациями по национальному признаку в 30-40-х годах.

[5] http://old.memo.ru/history/polacy/00485art.htm

[6] Термин «пятая колонна» происходит из времен гражданской войны в Испании 1936-1939 гг. Так именовали тайную агентуру генерала Франко. В фразеологии сталинского режима (перешедшей затем в наши дни) это словосочетание употребляется чаще всего для запугивания населения угрозой страшного внутреннего противника/врага.

[7] Титульная нация -— используемая в гуманитарных науках, в том числе в конституционном праве, характеристика нации, по наименованию которой названо соответствующее государство или национально государственное образование. Энциклопедический словарь конституционного права

[8] Хлевнюк О. В. Политбюро: Механизмы политической власти в 1930-е гг. М., 1996.

Юлия Кантор. Прибалтика: война без правил (1939-1945). –СПб.: ООО «Журнал «Звезда». 2011.

Павел Полян. «НЕ ПО СВОЕЙ ВОЛЕ… История и география принудительных миграций в СССР»

https://ria.ru/society/20091114/193419498.html

https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/09/05/69759-chto-nemtsu-zdorovo-v-rossii

http://dereksiz.org/pavel-polyan-ne-po-svoej-vole-istoriya-i-geografiya-prinuditel.html?page=3

http://www.demoscope.ru/weekly/knigi/polian/polian.html

Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| Проект 37/17. География репрессий. Пермские историки запустили проект «По дороге памяти»
| «За оскорбление чувств ветеранов войны». Как в Германии под давлением нацистов запрещали фильм, снятый по роману Ремарка «На Западном фронте без перемен».
| Номера вместо имен. Историк Виталий Семенов — о том, как гибнет историческая память
| "Мемориал" – о строителях канала имени Москвы
| Последний адрес. Почему важно помнить о жертвах «Большого террора»
| На «Аллее правителей» в центре Москвы решили установить памятники Ленину и Сталину
| Историк Борис Колоницкий: Я не хочу, чтобы меня учили патриотизму
| Роберт Латыпов о ситуации с памятником жертвам политических репрессий в поселке Тёплая Гора
| Кто-то хочет, чтобы у нас снова был барак
| «Пользовался особым вниманием этой развратной шпионки». Какой компромат на политическую элиту собирал «железный нарком» Ежов

blog comments powered by Disqus