В Перми прошла гражданская акция «Возвращение имен»


Участники акции, дети и внуки погибших, жители Перми и Пермского края читали имена родных людей, наших отцов и дедов, чьи останки лежат в массовых захоронениях в 12 километрах от Екатеринбурга.

Организаторами митинга выступили Пермское краевое отделение Международного общества «Мемориал», Музей советского наива и автономная некоммерческая организация «Мемориальный центр «Пермь-36». Акция памяти прошла при поддержке Уполномоченного по правам человека в Пермском крае и была включена в официальный план мероприятий, приуроченных к Дню памяти жертв политических репрессий.

Vozvrashcheniye_imen_2 За три часа участники акции прочли 815 имён жертв репрессий 1937 – 1938 годов. Около 100 участников произнесли их фамилии и имена, возраст и дату расстрела. Всего в мероприятии приняли участие около 200 пермяков. Они пришли на Соборную площадь, несмотря на суровый уральский мороз. Общественные активисты твердо намерены продолжить начатое дело на следующих мероприятиях, посвященных памяти жертв   сталинского террора.

В рамках акции в Музее советского наива прошли и две авторские экскурсии по выставке «Папины письма» от Александра Калиха и Надежды Агишевой. Участники также посмотрели недавно снятый документальный фильм Павла Печенкина «Варлам Шаламов. Опыт юноши».

Краевое отделение общества «Мемориал» приглашает своих друзей и единомышленников, всех жителей краевого центра на традиционный траурный митинг 30 октября, в День памяти жертв политических репрессий. Он состоится, как и прежде, на Егошихинском кладбище Перми, рядом с Мемориалом жертвам террора, с 11 до 12 часов.

 

Об акции «Возвращение имён» говорят её участники:

 

Татьяна Марголина

До сих пор имена тысяч расстрелянных были известны, пожалуй, только архивам и обществу «Мемориал». Пришло время именно здесь, на Соборной площади провести акцию совести, реально вернуть в общественное пространство имена безвинных жертв. Начало этой гражданской инициативы было положено в 2007 году. В Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Красноярске, а теперь и в Перми сотни людей накануне Дня памяти жертв политических репрессий публично называют имена погибших. Это очень важная акция, важная для каждого из нас.

Наши оппоненты называют новое общественное движение «пятой колонной», оскорбляют его участников. Хочу сказать следующее: «пятая колонна» – это те, кто отрицает само наличие трагических страниц в истории нашей страны, кто выступает против основ конституционного строя, против официальной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий. Очень важно знать эти страницы, знать наряду с теми этапами истории народа, которыми можно гордиться.

Здесь, на Соборной находятся дети тех, кто был расстрелян в 1937-1938 годах. Всю свою жизнь они несли клеймо «врага народа», чувствовали несправедливость и унижения. Можно сказать, акция «Возвращение имён» посвящена и им. Они ни в чём не виноваты – ни перед народом, ни перед государством.

Естественные и искренние действия гражданского общества взывают к совести, защищают справедливость.


  

Андрей Никитин

… - Нет, мы с братом тоже прочитаем десять имен. Каждый из нас прочитает. А потом мы скажем про нашего отца. Отец был расстрелян в январе 1938 года. Ей было тогда семь лет. В апреле 1938-го родился братик.

После зачитывания брата и сестру подвели к телевизионщикам, журналистка стояла к ним спиной и долго смотрела в сторону Камы. Когда она повернулась, на ее щеках блестели студеные тропинки от слез.

- Я всю жизнь жил с этой отметиной. Сын «врага народа». Хотя когда отца убили, я только в животике у мамы был. В 1990-х снимался с учёта в военкомате, увидел, что в личном деле до сих пор карандашиком написано: «Отец – враг народа». Хотя тут же приколота справка о реабилитации…

…В неторопливом и ровном, как Кама, течении зачитывания имен вдруг случилась заминка. Женщина в землистого цвета пальто произнесла две фамилии и споткнулась. И не смогла более читать. День расстрела человека, чье имя она только что назвала, был днем её рождения.

Следом другая девушка после зачитывания печального мартиролога читала «Реквием» Ахматовой. Вступление. «Это было, когда улыбался только мертвый, спокойствию рад». У девушки было округлое и нежное лицо. Спереди к ней крепко-накрепко привязан был  младенец. Малыш спал… 

…Три часа, не истощаясь, - очередь к микрофону. Застывающие пальцы. Шелест сухих страниц. Сдернутые шапки. Ветер с реки. Солнце на площади. Шпиль собора. Вполголоса, негромкое горе – общее, объединяющее…

…А потом пришли коммунисты. Развернули плакат. «День врагов народа». С одной стороны за плакат держался бывший охранник из зоны, ставший узнаваемым с некоторых пор.

Солнце укрылось за крышами. Бесы пришли…

       

Игорь Аверкиев

Фамилии расстрелянных читали в микрофон на просторной обихоженной площади, венчающей Комсомольский проспект и улетающей в Каму. Возникла очередь на чтение. Читали всего три часа, очередь меняла состав. Громко, на несколько сотен метров вокруг, каждые 7-10 секунд повторялось слово «расстрелян»… «расстрелян»… «расстрелян»… «расстрелян»… «расстрелян»… «расстрелян»… «расстрелян»… «расстрелян»… «расстрелян»… «расстрелян»…

Это я не для беллетристического эффекта. Тысячекратно повторённое, произнесённое вслух именно в микрофон – как бы торжественно и почти официально – это слово потрясает чудовищной обыденностью и размахом, стоящего за ним нашего человеческого зла. Необоримого, потому что массового и народом принятого.

И есть ещё дебилы, которые не в состоянии впустить в себя это понимание – из трусости, политической чванливости или идеологической узколобости.

Акция будет продолжена. За это взялись «Мемориал», «Пермь-36» и «Музей советского наива» Андрея и Надежды Агишевых.

 

Виталий Ковин

Было очень холодно на улице, но очень тепло на душе. Были люди разных взглядов, но с общим горем.

Я прочитал на акции стихотворение пермского поэта и политического узника Николая Домовитова «Межа». Там есть такие строчки: «И безмолвно лежит между нами Всенародного горя межа...»

Посадили его в 1943 г., по сути, ни за что: лежал в бакинском госпитале, познакомился с симпатичной медсестрой, и та по доброте душевной дала ему подшивку газеты «Правда». Его сгубила любознательность: взял да суммировал вражеские потери, о которых сообщалось в сводках Совинформбюро. Выходило, что в Германии после таких потерь лишь грудные младенцы остались. Взял и ляпнул сопалатникам: «Братцы, так с кем же мы воюем, если всех фашистов уже перебили?» Кто-то политически подкованный донес.



Надежда Агишева

За три часа акции «Возвращение имён» удалось зачитать чуть больше 800 имён невинных жертв «Большого террора». В акции приняли непосредственное участие более 100 человек – столько успели подойти к микрофону и назвать несколько фамилий из страшного списка расстрелянных пермяков. Многие называли фамилии своих родных – отцов и дедов, не сдерживая слез.

Через час после завершения акции на Соборной три с половиной человека растянули лозунг «День врага народа». Не выдержали мороза и холода и уже через десять минут ушли.


Любовь Соколова
 

Имена, прозвучавшие сегодня на Соборной площади, может быть, уже лет 70 никто не произносил громко вслух. Появилось новое ощущение. Храброе. Как-то не страшно стало, пропало желание оглядываться, прикидывать, что мне за это будет, да что про это скажут. Да и не мало нас... Нас достаточно.

 

Вячеслав Раков

Я пришел на Соборную площадь, чтобы поддержать тех, кто хочет помнить. Народ, который не хочет помнить, – это уже не народ.

Слава Богу, нашу семью политические репрессии обошли стороной. Но моя позиция не умозрительна. То, что происходило со страной, было и со мной. Если мы не берём ответственность за свою историю, если не отождествляем себя со своей страной, с её прошлым, то это плохо, очень плохо.

 

Оксана Парандей

Впервые была на этой акции. Было не так много людей, но они были, в том числе – не только дети и внуки репрессированных, а и просто горожане. Как сказал в микрофон один из участников: «Народ, который теряет свою память, перестает быть народом». Это наша история, и мы должны об этом помнить. В будущем году снова хочу принять участие в этой акции.

Спасибо организаторам!

  

Первые отклики об акции «Возвращение имён» в пермских СМИ:

 Эхо Москвы в Перми

По словам Роберта Латыпова, после акции организаторы обсудили её проведение уже в следующем году. Возможно, будет изменено место – на более людное, «проходное» (в этом году акция прошла на Соборной площади), а также дата. Есть предложение проводить мероприятие 5 сентября. Именно в этот день в 1918 году был издан так называемый «декрет о красном терроре». «Он дал ясное представление о том, как дальше будет «рулить» советская власть», – говорит Роберт. Впрочем, окончательное решение об изменении даты ещё не принято.  

 

«Комсомольская правда. Пермь»

Всего в 1937 – 1938 годах – за неполные полтора года «Большого террора» – были расстреляны 7474 пермяка.

– Эти тысячи – далеко не все жертвы, – говорит директор АНО «Пермь-36» Виктор Шмыров. Это только те, кто был незаконно и преступно осужден трибуналами и «тройками». А есть ещё умершие в более чем 150 лагерных зонах, существовавших на территории Пермской (Молотовской тогда) области в 1930-50-х годах, умершие от голода и холода в посёлках спецпереселенцев. Есть наши с вами земляки, умершие в высылках и ссылках, есть осужденные и расстрелянные в других краях и весях. И, безусловно, рано или поздно придёт время, когда все они будут названы поименно…

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| «Зона»: как младенца отправили в лагерь
| Писать только: «Почтамт. До востребования»
| Археология Большого террора. Немецкая аэросъемка помогла найти массовые захоронения в «Коммунарке»
Без вины виноватые
ПАЛАЧИ. Кто был организатором большого террора в Прикамье?
Компас призывника
| Власть скрывала правду
| Любила его всей душой
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus