Мемориальная композиция, Чусовской район, урочище Створ


Ostatki_masterskikh

Координаты:

58.233191, 58.091457

Место установки:

Пермский край, Чусовской район, в 18 км восточнее г. Чусового, урочище Створ, правый берег реки Чусовой.

Материал:

дерево

Когда и кем установлен:

26 июля 2007 года участниками передвижного волонтёрского лагеря «По рекам памяти» Молодёжного «Мемориала». Реконструирован в мае 2015 года.

Автор памятника:

Роберт Латыпов

Автор фото:

Роберт Латыпов

Исторические сведения:

Створ (лагпункт, лаготделение Понышского ИТЛ)

Надпись:

С 1943 по 1953 годы здесь располагался один из лагерей печально известного ГУЛАГа (лагпункт №1 «Створ» лаготделения №10 УИТЛК УМВД по Молотовской области). Это был единственный в Прикамье лагерь, имевший статус «для осуждённых к каторжным работам». На строительстве Понышской ГЭС погибли десятки и сотни ни в чём неповинных людей.

Современное состояние доски:

существует

Дополнительные сведения:

Памятный знак представляет собой деревянную конструкцию, имитирующую лагерную вышку. На четырёх её гранях установлены информационные стенды, рассказывающие об истории этого лагеря, о количестве жертв террора в Пермском крае. На одном из стендов размещена копия схемы лагеря, датируемая 1951 годом. Помимо стендов, на «вышке» закреплены элементы лагерного быта – решётки, плафоны освещения периметра зоны и лагерный «рельс», ударами о который в своё время определялся режим дня заключённых. Все предметы были найдены волонтёрами в ходе разведки местности и осмотра бывшего лагеря.

Сама деревянная конструкция и размещённые на ней стенды только предваряют знакомство с местом памяти Створ. Волонтёрами Молодёжного «Мемориала» установлены указатели, по которым любой посетитель может устроить себе экскурсию по бывшей зоне. Каждый пункт этого маршрута в свою очередь оборудован своим информационным стендом и доступен для осмотра. Таким образом, на Створе уже несколько лет работает своеобразный «музей без гида», музей под открытым небом. По замыслу авторов проекта, его отличает отсутствие дидактики и пристрастности в оценках событий 1940-50-х годов. Каждый посетитель этого места их делает самостоятельно, основываясь на своих знаниях и ощущениях от увиденного.

 

Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| «Моего отца расстреляли второй раз». Дочь репрессированного подала заявление в полицию после пропажи мемориальной таблички «Последний адрес»
| Стукач у стенки
| Дневник из ГУЛАГа с легкостью противостоит злу. Перевод статьи The New York Times о дневнике узницы ГУЛАГа, изданном благодаря обозревателю «Новой» Зое Ерошок
| С клеймом и волчьим билетом
| Михаил Мейлах: Неприемлемые для меня рамки, в которые меня ставят, положили конец любым моим отношениям с этой унылой советизированной конторой
| Психиатрия — последнее прибежище прокуратуры. От дела Юрия Дмитриева остались одни руины, но силовики по-прежнему бьются за его посадку. Почему?
| «15 Сталиных». Что говорят о Сталине учебники стран бывшего СССР
| Большой брат 2.0. Как Китай строит цифровую диктатуру
| В Кировском районе неизвестные сорвали мемориальную табличку проекта «Последний адрес»
| «Одеколоном мылись – иначе не избавиться от запаха крови». Кем были палачи Катыни и что с ними стало