Гражданский раздел:

Таип Саляхутдинов


Село Карьёво Ординского района Пермского края имеет второе, татарское название — Искеавыл (Старая деревня). Оно расположено на реке Ирень. В списке «Мемориала» есть одно имя, связанное с одним из его домов (ул. Советская, 19) – это Таип Саляхутдинов. Заявку на установку мемориальной таблички подала его дочь – Зайтуна Таиповна.

Taip_Salyakhutdinov Таип Саляхутдинов родился в селе Карьево в 1898 году в крестьянской семье середняка. Жили с женой дружно, в согласии. Долгое время работал в колхозе имени Калинина кузнецом, потом конюхом. В 1934 году срубил семье новый дом.

В сентябре 1937 года, в один день сгорели три дома, в том числе и дом Таипа Саляхутдинова. Почти через месяц после этого несчастного случая, 5 октября его арестовали. Формальным поводом для ареста послужила то, что Таип, будучи конюхом, отрезал у лошадей хвосты для изготовления из конских волос кисточек. Вскоре конфисковали все оставшиеся от пожара имущество и корову. В семье без средств к существованию остались: жена Зайнаб, десятилетний сын Назим, семилетняя дочь Зайтуна и семидесятилетняя мать Нурия.

Саляхутдинов Таип был осужден 22 октября 1937 года. Его обвинили в контрреволюционной деятельности, повстанческой и диверсионной деятельности, антисоветской агитации и приговорили к высшей мере наказания с конфискацией имущества. Приговор был приведен в исполнение 4 ноября 1937 года.

С момента ареста о судьбе Саляхутдинова Таипа ничего не было известно. Его жена Зайнаб не отвернулась от мужа и всю жизнь ждала его, не зная даже о том, что спустя уже месяц после ареста он был расстрелян. Она не смирилась с этой безвестностью и 29 января 1957 года обратилась с письмом в ЦК КПСС. Она была малограмотной, однако добрые люди помогли ей написать это письмо. Но лишь 28 октября 1988 года Саляхутдинов Таип был реабилитирован Пермским областным судом в связи с отсутствием состава преступления.

Анонс установки «Последнего адреса»

Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| «Моего отца расстреляли второй раз». Дочь репрессированного подала заявление в полицию после пропажи мемориальной таблички «Последний адрес»
| Стукач у стенки
| Дневник из ГУЛАГа с легкостью противостоит злу. Перевод статьи The New York Times о дневнике узницы ГУЛАГа, изданном благодаря обозревателю «Новой» Зое Ерошок
| С клеймом и волчьим билетом
| Михаил Мейлах: Неприемлемые для меня рамки, в которые меня ставят, положили конец любым моим отношениям с этой унылой советизированной конторой
| Психиатрия — последнее прибежище прокуратуры. От дела Юрия Дмитриева остались одни руины, но силовики по-прежнему бьются за его посадку. Почему?
| «15 Сталиных». Что говорят о Сталине учебники стран бывшего СССР
| Большой брат 2.0. Как Китай строит цифровую диктатуру
| В Кировском районе неизвестные сорвали мемориальную табличку проекта «Последний адрес»
| «Одеколоном мылись – иначе не избавиться от запаха крови». Кем были палачи Катыни и что с ними стало

blog comments powered by Disqus