«Это наше неизжитое, неоплаканное, неосмысленное и непрощенное»


Автор: Дмитрий Загуменнов

Фото: Максим Кимерлинг

Источник

15.05.2017

10 мая музей «Пермь-36» посетил всемирно известный режиссер Александр Сокуров. После экскурсии он рассказал журналистам о своих впечатлениях и о том, почему считает важным сохранить этот музейный комплекс, как урок для нынешних и будущих поколений.

Я видел разные музеи, в разных странах мира. Может быть я даже больше сторонник музеев, чем кинемотографа, потому что считаю это абсолютно фундаментальным явлением для национальной культуры, и явлением надполитическим. Считаю, это очень важно. Это та самая область деятельности, к которой предрасположена Россия.

Мне приходилось работать в разных музеях и архивах, от Японии до Латинской Америки. Музейная и архивная практика Советского Союза и России стоит на высочайшем уровне. База профессиональной музейной деятельности у нас огромна. Завидовать западу у нас нет никаких оснований. Я работал не так давно в Лувре и должен сказать, что был сильно разочарован.

То, что мы видим здесь, это настолько уникально и ни с чем не сравнимо, что очень трудно это комментировать. С одной стороны, ходить по этой территории, как по музейной, морально тяжело, все время чувствуешь вину за соглядатайство, ведь это места мук людей. С другой стороны, это страшные поучительные курсы для народа и общества, склонного забывать и преувеличивать свои достоинства и победы.

При любых моих оценках, безусловно субъективных, мне кажется, что решение сохранить музей было единственным правильным. Советская практика никуда от нас не ушла, мы по-прежнему являмся той страной. Я периодически бываю в местах заключения и судах по своим общественным функциям, и в советский период бывал в колониях, так сложилось. Честно говоря, я не вижу никакой разницы между тем, что показано здесь и тем, что происходит сейчас в тюрьмах.

Это слишком чувствительное место, чтобы называть его музеем. Надо найти новое определение. Я бывал в Освенциме, его, как и Пермь-36 тоже нельзя назвать музеем. Это что-то другое, но наша культурная среда пока не может найти этому определение.

При всех возможных разночтениях, и точках зрения, главным является это место. Его нужно сохранить в первую очередь. Нужно чтобы он был, а потом, совместными силами тех, кто в состоянии осмыслять музейную практику на серьезном уровне, осмыслять, каким он должен быть, чтобы стать национальным уроком.

Это место очень русское. Вся лагерная история — это русское. Вообще это наш позор и наша большая вина перед цивилизацией 20 века за то, что у нас это было и продолжается. Это наше неизжитое, неоплаканное, неосмысленное и непрощенное.

Хочется, чтобы это место было наполнено больше предметным миром. Каждая вещь сохраняет в себе какую-то намоленную атмосферу. Из предмета никуда чувства не уходят. Этого предметного мира не хватает, как я думаю. Ведь для нас, в конце концов, важно то, чтобы навык взаимного истязания, ужасное заболевание нашей русской традиции, издевательство над людьми и жестокосердие, не перешло к молодому поколению, которое входит в период страшной политической борьбы.

Огромное число людей готовы опять стать надзирателями, готовы опять повторить разделение страны на две части. Неконтролируемый гнев идет от людей, между ними становится мало общего. Много молодых выходит в общественное и политическое пространство. Они не будут разбираться в нюансах, когда их начнут давить всей силой неправильных законов. Это смута дойдет и до вас, не только Петербург и Москва будут охвачены этим. Но я боюсь, что сюда она придет в более жестокой форме и это все перестанет быть музеем и будет использоваться по назначению.

Создание только «Архипелага ГУЛАГ» и написание литературных произведений не сможет удушить эту гидру. Ее можно уничтожить только подробно и маниакально преследуя шаг за шагом. Нужно описание этой системы и поименное упоминание тех, кто в этом участвовал по разные стороны баррикад.

Ситуация Перми и Пермского края отражает общее настроение страны, потому что потребность в этом музее очевидна. Если он не нужен здесь вам, то он нужен нам, Российской Федерации, национальному сознанию.

Он нужен как знак памяти о тех, кто мучился здесь, кто страдал здесь, принимал смерть и испытывал на себе издевательства. Это перестало быть вашей занозой и вашей проблемой. Это стало проблемой России, по крайней мере той ее части, для которой жизнь российских людей небезразлична. Нам не все равно. Вы здесь, в Перми, сообщите своим коллегам, своим читателям, что уже нам не все равно. Вы часть русского мира и русской истории, а не отдаленная провинция с новым молодым губернатором.

Такие учреждения давно поселились на вашей земле, на берегах ваших прекрасных рек и озер. Давно все эти зоны пьют кровушку. Не давайте забывать об этом. Соберитесь, сохраните силы, защищайте его, не позволяйте в рутине засыпать эту проблему мусором: словами, демагогией, глупостью, домыслами.

Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| Какой музей им не нужен? Послесловие к спецоперации «Сокуров в Мемориальном центре политических репрессий»
| Победа небольшая, но важная
| Вышел новый выпуск газеты Международного «Мемориала» «30 октября»
ЛИШЁННЫЕ ДЕТСТВА
Не забудьте нас!
«Могила для контрреволюционеров»: из истории рабочего батальона принудительных работ в Кизеле
| Невольники XX века
| Мне повезло
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus