Ученый, диссидент, депутат. К 90-летию со дня рождения Револьта Ивановича Пименова


Автор: Игорь Бобраков

Источник

18.06.2021

Ветеринар Иван Щербаков своего сына, родившегося 16 мая 1931 года, нарек странным именем Револьт – в честь созданного Петром Кропоткиным анархо-коммунистического журнала Le Revolte («Бунт»). Взаимоотношения родителей были сложными, а потому сын получил фамилию не отца, а матери – Пименов. Но именно имя очень точно определило всю его дальнейшую жизнь. Револьт Пименов стал большим ученым, но также и одним из тех, кто посмел бросить вызов советской тоталитарной системе и вышел победителем. В Сыктывкаре он оказался не по своей воле, однако остался в этом городе после того, как истек срок ссылки, и ушел из жизни, будучи народным депутатом РСФСР от Коми республики.

Из столицы Колымского края

Револьт Иванович Пименов появился на свет в необычной семье. Мать Лариса Михайловна Пименова – учительница, дочь погибшего казачьего есаула, а отец Иван Гаврилович Щербаков – участник Гражданской войны, бывший сотрудник ВЧК.

Однажды Ивану Гавриловичу пришлось допрашивать анархиста. Привыкший воздействовать не силой нагана, а силой убеждения, молодой чекист спросил:

– Что вы упрямитесь, Маркс давно уже опроверг вашего Бакунина?

– А наш Кропоткин опроверг вашего Маркса, – ответил анархист.

Допрос кончился тем, что чекист сам стал анархистом. А вскоре ему пришлось уволиться из органов. Как рассказал в одном из интервью его младший сын Николай Щербаков, Иван Гаврилович расследовал дело о краже драгоценностей, принадлежавших вдове царского генерала. Выяснилось, что обокрал женщину ее московский постоялец, впоследствии подаривший семейные сокровища вдовы своей любовнице. К несчастью, этот постоялец оказался крупным партийным сановником, и молодому чекисту предложили дело закрыть. Но он проявил принципиальность. Тогда ему устроили подставу, и Иван Гаврилович очутился в тюрьме. Через полгода ему удалось выйти на волю, он выучился на ветеринара и всю оставшуюся жизнь проработал по этой специальности.

В 1940 году семья Щербаковых-Пименовых перебралась в Магадан, неофициальную столицу Колымского края, проклятого и воспетого блатным фольклором. Иван Гаврилович устроился на работу в ветлечебницу совхоза «Дукча», снабжавшего продуктами питания геологов и горняков.

В память двенадцатилетнего Револьта навсегда врезалась чудовищная картина, как в магаданском порту заключенных перевязывали канатами, укладывали в сети и, как рыбу или штабеля дров, сгружали в трюмы баржи. Тогда он по-настоящему осознал, что жизнь в Советской стране совсем не такая прекрасная, как ее показывают в веселых фильмах Пырьева и Александрова.

Школу Револьт заканчивал в Ленинграде, где жила его тетя. Из всех наук его более всего интересовала история, но, как он сам позже выразился, подумал, что «на историческом факультете мне оторвут голову в два счета». Поэтому поступил на математико-механический факультет Ленинградского университета имени А.А. Жданова, убежденный, что при любом режиме дважды два равняется четырем.

Только бунтарский дух, заложенный в его имени, и тут дал о себе знать. В 1949 году, не желая разделять с правящей партией ответственность за происходящее в стране, Револьт Пименов подал заявление о добровольном выходе из комсомола, за что его поместили в сумасшедший дом. После череды злоключений ему все же удалось окончить университет, где он, помимо математики и физики, изучил еще и философию, историю, ряд европейских и древних языков, а также китайский и арабский.

Получив диплом математика, Револьт написал цикл пьес о русской революции, а также добился первых успехов в неэвклидовой геометрии и космологии, о чем сделал доклад на III Всесоюзном математическом съезде.


С отцом Иваном Гавриловичем Щербаковым на отдыхе в Сухуми. Конец 1940-х гг.


В Воркуте. Август 1958 г.

 

Дорога в Коми

Полностью посвятить себя науке Револьту Ивановичу не довелось. Бурные события 1956 года – ХХ съезд КПСС, развенчавший культ личности Сталина, «контрреволюционный мятеж» в Венгрии, ставший первой антисталинской революцией в странах Восточной Европы, – вовлекли молодого математика в общественную жизнь. Со своими ближайшими друзьями он создал подпольную организацию. Молодые люди писали и размножали листовки с вполне большевистскими лозунгами «Земля – крестьянам, заводы – рабочим», выступали против безальтернативных выборов.

Арестовали их 25 марта 1957 года. Револьт Пименов получил из всей группы самый большой срок – шесть лет лагерей. Но и этого охранителям системы показалось мало, и через год приговор был отменен как слишком мягкий. Теперь Револьту впаяли 10 лет лишения свободы и три года поражения в правах. Отбывать срок отправили в Воркуту. Так в 1958 году он впервые оказался в Коми республике, с которой будет тесно связан в последнюю треть своей жизни.

Впрочем, в заполярном городе пробыл недолго. Вскоре его этапировали в Иркутскую область. Находясь в неволе, Пименов сумел написать ряд работ по геометрии, космологии и лингвистике, а также пьесы «Дело житейское» и «Оптимист».

В 1963 году мама Револьта Ивановича написала письмо президенту Академии наук СССР академику Мстиславу Келдышу с просьбой о ходатайстве об освобождении сына. Ученый откликнулся на ее просьбу, и Револьта Пименова освободили досрочно, но с испытательным сроком в три года.

Оказавшись на воле, Пименов с головой ушел в науку. Его приняли на работу в Ленинградское отделение Математического института имени В.А. Стеклова и поручили вести научный семинар по математическим проблемам теории пространства-времени. Кроме того, он читал лекции по геометрии студентам математико-механического факультета ЛГУ. В 1964 году Револьт Иванович защитил кандидатскую диссертацию «Тензорная теория полуэвклидовых и полуримановых пространств», а через пять лет докторскую по теме «Пространства кинематического типа», в которой разработал основы новой теории пространства и времени, обобщающей общую теорию относительности Эйнштейна. Всего за эти годы Пименов написал и сумел опубликовать 25 физико-математических работ.

Однако время в Советской стране двигалось по своим законам, не имеющим к теории Эйнштейна никакого отношения. Хрущевская «оттепель» сменилась брежневской «зимой», в 1968 году советские танки раздавили «пражскую весну», а вечный бунтарь Пименов не мог и не желал оставаться в стороне. В СССР разворачивалось движение диссидентов, которое, по словам его активной участницы Ларисы Богораз, носило характер броуновского и было явлением скорее психологическим, чем общественным. Револьт Иванович слово «диссидент» не любил, но в движение включился активно, стал распространять самиздат. И вот новый арест и новый суд, который проходил в Калуге – подальше от столиц. Но это не помешало приехать на процесс десяткам соратников-диссидентов, среди которых был и академик Андрей Дмитриевич Сахаров.

Их заступничество, а также положительная характеристика с места работы способствовали тому, что вместо лагерей Револьта Пименова приговорили к пяти годам ссылки.

Так в январе 1971 года он вновь оказался в Коми АССР, в поселке Краснозатонский близ Сыктывкара. В это же время в Нью-Йорке вышла его книга «Кинематика пространства».

Ученый пилостав

Револьт Пименов не был святым, но такого смертного греха, как уныние, был совершенно лишен. Угодив из культурной столицы России в периферийный поселок, он не стал печалиться: купил дом, завел огород, позвал жену Вилену Анатольевну и шестилетнего сына, которого он по примеру своего отца тоже назвал Револьтом, устроился на работу электромонтером, затем пилоставом на лесопилке и в свободное от этих пролетарских занятий время принялся писать научные работы по космологии. А для самиздата сочинил статью «Что есть политическая ссылка». На обороте одной из сохранившихся фотографий того времени, обнаруженной историком Игорем Сажиным при разборе пименовского архива, Револьт Иванович не без иронии подписал: «Кто на свете всех милее, всех румяней и белее?»

Через пару месяцев по основной работе Пименова повысили в должности: он из пилостава, то есть рабочего, устанавливающего пилы, стал пилоправом – специалистом по точке и налаживанию пил. Осенью 1971 года ему официально разрешили трудиться по научной специальности, однако ни пед­институт, ни Коми филиал Академии наук СССР не приняли его на работу.

Ситуация изменилась летом 1972 года, когда Сыктывкар посетил академик Келдыш. В беседе с местными учеными Мстислав Всеволодович подчеркнул необходимость развития математических методов и предложил укрепить филиал докторами наук по соответствующей специальности. И оказалось, что один доктор физико-математических наук в Коми уже есть – не кто иной, как хорошо ему знакомый Пименов.

Вскоре после отъезда академика при Институте биологии Коми филиала АН СССР появилась лаборатория математики и статистики, которую возглавил младший научный сотрудник с докторской степенью Револьт Пименов.

После этого уже не было никакого смысла жить в Краснозатонском и тратить время на огород. И Пименовы продали дом, поменяли свою ленинградскую коммуналку на квартиру в известном каждому сыктывкарцу доме под шпилем возле мемориала «Вечная слава» (которого, правда, тогда еще не было). По сути, это означало, что Револьт Иванович и Вилена Анатольевна решили остаться в столице Коми навсегда. Позже жена и сын Пименова вспоминали, что годы, проведенные в Сыктывкаре, были самыми счастливыми в их жизни.


С Игорем Огурцовым. 1980-е гг. Фото из архива Фонда Иоффе.


С сыном Револьтом на сельхозработах.

Таинственный Спекторский

Револьт Пименов, будучи активным экстравертом, как магнит, притягивал к себе людей. Где бы он ни оказался, всегда вокруг него собирался свое­образный кружок, состоящий из людей разных профессий, с которыми ученый делился своими соображениями по самым разным вопросам, играл в шахматы, слушал любимые песни запрещенного в то время Александра Галича.

Сыктывкар не стал исключением. В квартире Пименовых, в которой чуть ли не все стены были заставлены сплошными книжными полками с литературой самого разного содержания, постоянно собирались друзья, знакомые, единомышленники и даже те, кто не разделял его убеждений, но лично ему симпатизировал.

Помимо коллег по Коми филиалу АН СССР, особо теплые взаимоотношения сложились у Револьта Ивановича с калининградским радиотехником Вадимом Коновалихиным и питерским христианским философом Игорем Огурцовым, отбывавшими в те годы ссылку в Микуни. Коновалихина осудили за некие «клеветнические» высказывания и письма подобного содержания, а вот с Огурцовым дело обстояло куда как серьезнее.

Еще в 1964 году он со своими единомышленниками создал подпольный Всероссийский социал-христианский союз освобождения народа.

Организация просуществовала три года. 15 февраля 1967 года Огурцова и его соратников арестовали. Их дело слушалось в Ленинградском суде за закрытыми дверями. Приговорили Игоря Вячеславовича к семи годам тюрьмы и плюс к восьми – лагерей. Затем срок продлили за участие в забастовке заключенных. На свободу он вышел только в 1987 году.

Пименов не раз навещал Коновалихина и Огурцова в Микуни, активно с ними переписывался, но, зная, что письма перлюстрируются, политических тем не касался.

Госбезопасности такие контакты и сборища у Пименова в доме под шпилем казались подозрительными, однако привлечь хозяина квартиры только за то, что он излишне гостеприимен, или за вполне безобидную переписку с ссыльными товарищами было не так просто, как в сталинские времена. Но скоро повод нашелся.

В 1977 году Револьт Иванович под псевдонимом Спекторский закончил монументальный историко-социологический труд «Происхождение современной власти», который быстро разошелся в самиздате. Уже после смерти Пименова этот труд стараниями предпринимателя Леонида Зильберга будет издан под фамилией его автора, а тогда для КГБ мог стать хорошей зацепкой.

В 1982 году в квартире Пименовых провели обыск, завели новое уголовное дело, но документальных доказательств того, кто скрывается под псевдонимом Спекторский, не нашли. Не исключено, что гэбэшники не очень-то и старались, поскольку власти опасались большого скандала. Пименов-ученый получил уже международную известность, он участвовал в масштабных научных конференциях, его приглашали для чтения лекций в Шотландию (разумеется, поехать туда ему не разрешили). И наконец, Револьт Иванович вступил в переписку с одним из самых знаменитых космологов, Стивеном Хокингом, теоретически обосновавшим наличие в космосе черных дыр. Пименов по своей методике попытался рассчитать космическое пространство без искривлений и тех самых черных дыр, но британский ученый с ним не соглашался. Но если бы ему пришлось в дальнейшем дискутировать с заключенным по политическим мотивам, то нет никаких сомнений, что Стивен Хокинг и его коллеги выступили бы в защиту Пименова.

В общем, до поры до времени опального математика решили не трогать, а время между тем сделало крутой поворот. Начиналась новая эпоха, в которой Пименову было уготовано свое особое место.


Револьт Пименов – свидетель на свадьбе Вадима Коновалихина. Микунь, 1981 г.


С женой Виленой Анатольевной.

Эксперимент с выборами

Летом 1988 года Револьт Иванович узнал, что в Сыктывкаре некие молодые люди объединились в неформальную организацию «Союз демократических инициатив» и провели первую акцию: сбор подписей за то, чтобы и в Москве, и в столице Коми был установлен памятник жертвам сталинских репрессий. Такие подписи собирались по всей стране в рамках движения «Мемориал». Через общих знакомых Пименов связался с ними, заявив, что готов их поддержать, и вскоре общими усилиями было создано и официально зарегистрировано Сыктывкарское историко-просветительское общество «Мемориал». Револьта Ивановича единодушно избрали председателем. Но этого молодым демократам показалось мало, и они предложили выдвинуть Пименова кандидатом в народные депутаты СССР.

Идея казалась безумной. Разве возможно такое, чтобы северную национальную республику во всесоюзном парламенте представлял бывший ссыльный и ярый антисоветчик? Однако Револьт Иванович подошел к этой затее как ученый и предложил провести эксперимент: попытаться выдвинуть его кандидатуру на общем собрании Коми филиала Академии наук СССР. Если при выдвижении его фамилию удастся внести в бюллетень для голосования, то это будет означать, что демократизация в стране приняла необратимый характер.

Эксперимент оказался на редкость удачным. Имя Револьта Ивановича на собрании ученых не только включили в бюллетень, но и большинством голосов он был выдвинут кандидатом в народные депутаты СССР.

И все-таки шансы на победу не слишком известного среди населения математика-диссидента были более чем сомнительными. Но помог случай.
После учредительной конференции сыктывкарского «Мемориала» председателя правления общества Револьта Пименова и его заместителя историка Михаила Рогачева пригласили принять участие в республиканской телепередаче «Молодежный канал». Они оба могли многое рассказать о том, что творилось в нашей республике в сталинские годы, но совершенно неожиданно за несколько часов до начала передачи радиотелевизионное начальство запретило Пименову появляться в студии. При этом запрет не распространялся на Рогачева.

В назначенный час «Молодежный канал» вышел в прямой эфир. Ее ведущий выразил сожаление по поводу отсутствия Револьта Ивановича, представил Михаила Рогачева и дал ему слово. Михаил Борисович был краток. Он заявил, что без Пименова, руководителя сыктывкарского «Мемориала», члена правления Всесоюзного общества «Мемориал», крупного ученого, кандидата в народные депутаты СССР, не считает для себя возможным участие в этой передаче. После этого Рогачев отстегнул от воротника микрофон и покинул студию.

Практически сразу посыпались звонки со всей республики. Телезрители негодовали по поводу бессмысленного запрета. Так о Пименове, как о неугодном для властей кандидате, разом узнала вся республика.

Револьт Иванович быстро набирал популярность. Он научился находить общий язык практически с любой аудиторией, на встречах с избирателями его встречали как героя.

После многомесячной борьбы, целого ряда неудач, не состоявшихся поначалу выборов по одному из округов на повторных выборах Револьт Иванович прошел во второй тур, обойдя всех выдвиженцев Коми обкома КПСС. Его соперником был летчик Альберт Круглов, шедший на выборы с лозунгами «Вся власть Советам» и демократизации КПСС. И тут случилось событие, вошедшее в историю Коми.


За игрой в шахматы.


С ректором СГУ Валентиной Витязевой.


С соперником на выборах Альбертом Кругловым.

Краткий визит «русской совести»

16 мая 1989 года, когда вся группа поддержки Револьта Пименова отмечала на его квартире день рождения своего лидера, позвонили из столичного «Мемориала» и предложили прислать в помощь на выборах известного журналиста Юрия Щекочихина. Молодые соратники Пименова заявили, что Щекочихин не настолько популярен, чтобы оказать серьезное влияние на избирателей. Через час новый звонок и новое предложение – Евгений Евтушенко. Кандидатура известного поэта всех устроила, но повеселевшие гости Пименова в шутку попросили прислать академика Сахарова или даже Горбачева. Каково же было удивление собравшихся, когда новый звонок из Москвы известил: «Через два дня Андрей Дмитриевич к вам приедет».

Встречать опального академика, к тому времени уже прозванного «русской совестью», пришли сотни сыктывкарцев, а когда он вышел с аэровокзала, раздались бурные аплодисменты. Журналистам он своим негромким голосом сообщил, что приехал, чтобы поддержать на выборах Револьта Ивановича Пименова. Позже Андрей Дмитриевич скажет о нем: «Револьт Иванович Пименов – самый широкий человек из всех, кого я знаю».

За день академик провел три встречи: одну в Эжве, а две в Сыктывкаре – в помещении драмтеатра и актовом зале Дома политического просвещения, где сейчас размещается Коми республиканская академия госслужбы и управления. Все встречи проходили при полных аншлагах, более того, сотни желающих так и не смогли попасть ни в один из залов. Пришлось на окна Дома политпроса ставить мощные динамики, чтобы люди смогли хотя бы услышать тихий, но твердый голос Сахарова.

Вечером академик улетел в Москву, а в день голосования большинство сыктывкарцев отдали предпочтение ученому и бывшему диссиденту. Но округ, по которому избирался Револьт Иванович, включал в себя еще и несколько сельских районов, где хорошо знали соперника Пименова, летчика Альберта Круглова, который в итоге и стал народным депутатом СССР.


На встрече Андрея Сахарова в Сыктывкарском аэропорту. 19 мая 1989 г.
21 мая нынешнего года исполнилось 100 лет со дня рождения академика.

На взлете…

В 1990 году были объявлены выборы народных депутатов РСФСР, и сразу несколько организаций и предприятий выдвинули Пименова в качестве кандидата по Эжвинскому территориальному избирательному округу, границы которого совпадали с границами Сыктывкара. Альберт Круглов на этот раз активно поддержал Револьта Пименова «как честного и мужественного беспартийного ученого, стойкого борца за права человека».

Демократу Пименову стремительно терявшая всякий авторитет партийная власть не смогла противопоставить ни одного достойного кандидата, и, получив во втором туре более 58 процентов голосов, Револьт Иванович, многолетний борец с тоталитарным режимом, дважды осужденный за антисоветскую деятельность, оказался в высшем органе государственной власти пока еще Советской России.

По признанию другого народного депутата РСФСР, ректора Ухтинского индустриального института Геннадия Рассохина, в группе народных избранников от Коми Револьт Пименов пользовался самым большим авторитетом. Ценили в нем не столько его героическую биографию, сколько необыкновенный ум, глубочайшие знания истории и, как бы сейчас сказали, креативность мышления.

Первый съезд народных депутатов РСФСР проходил с 16 мая по 22 июня 1990 года. Револьт Иванович каждый день подробно записывал все, что происходило в зале заседания и в кулуарах. Записи вышли отдельной брошюрой и стали бесценным свидетельством этого исторического события.

На съезде был избран первый в новейшей истории России демократический парламент – Верховный Совет РСФСР. В одну из его палат – Совет Рес­публики – делегация от Коми предложила кандидатуру Револьта Пименова. Он имел все шансы стать российским парламентарием, но его соперником на этот раз стала врач из Печоры Лидия Шиповалова. Возможно, она бы и не прошла, но среди делегатов-коммунистов распространили список тех, кого ни в коем случае нельзя было пропустить в Верховный Совет. В этом списке был и Пименов, что и обеспечило победу Шиповаловой.
Однако Револьту Ивановичу, как энциклопедически образованному человеку, предложили работу в Конституционной комиссии. Он мог бы стать одним из авторов Основного закона новой России, но судьба распорядилась иначе.

Врачи обнаружили у Пименова рак желудка. Операцию ему сделали в Исследовательском центре молекулярной биологии и медицины Центрального института исследований рака в Восточном Берлине. Но, видимо, было уже поздно. В этой же больнице Револьт Иванович Пименов скончался 19 декабря 1990 года. Годом ранее не стало Андрея Дмитриевича Сахарова.

Револьт Пименов прожил очень ярких 59 лет и умер на взлете.

В 2001 году тогдашний Глава Республики Коми Юрий Спиридонов подписал указ об установке мемориальной доски в память о Револьте Пименове на доме, где он жил, – том самом, со шпилем. Но это решение так до сих пор и не исполнено.

 

Поделиться:

Рекомендуем:
| "Uprooted": English subtitles / "Выкорчеванные": английские субтитры
| Встреча-беседа с Вероникой Жобер
| Проект «Поддержка политзеков. Мемориал» признал журналиста Ивана Сафронова политзаключенным
ПАЛАЧИ. Кто был организатором большого террора в Прикамье?
Карта мемориалов жертвам политических репрессий в Прикамье
Что отмечено на Карте террора и ГУЛАГа в Прикамье
| У нас даже фруктовые деревья вырубили
| Оправдать свое существование на земле
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus