Стихи для Анюты


Источник

08.11.2021

Впоследствии Аня выросла, приехала к нам на Урал и возглавила Екатеринбургское общество «Мемориал»*. Мы знаем ее как Анну Яковлевну Пастухову. 

АНЮТИНЫ ГЛАЗКИ

Глядят без опаски
Анютины глазки,
Когда чистит зубы
Она без подсказки.

Когда, как юла,
Не вертится на лавке,
И завтрак съедает,
И просит добавки.

Когда убирает
Постель за собою,
Когда не бранится
Со старшей сестрою,

Когда отдыхает
После обеда,
Седла не ломает
от велосипеда,

И не ковыряет
На стенках замазки, -
Тогда без опаски
Глядят ее глазки.

Но так, к сожалению,
Редко бывает,
Поэтому глазки она
Опускает.

Поэтому ходит она
Виновато,
Не поднимая
Смущенного взгляда.

И трудно дождаться,
Когда без опаски
Цвести будут снова
Анютины глазки.

Этот трогательный детский стишок принадлежит перу русского поэта советской эпохи, героя Великой отечественной войны Якова Гавриловича Гельбсмана, известного под литературным псевдонимом «Яков Танин». Во втором выпуске литературно-художественного сборника для детей «Сибирские звездочки» в 1961 году Тюменского книжного издательства опубликовано сразу 5 его стихотворений под общим названием «Стихи про Анюту». Стихи посвящены его маленькой дочурке Ане. На момент публикации этих стихотворений девочке было 9 лет.

Впоследствии Аня выросла, приехала к нам на Урал и возглавила Екатеринбургское общество «Мемориал»*. Мы знаем ее как Анну Яковлевну Пастухову. 4 ноября исполняется ровно полгода с ее кончины, но в этих стихах ее отца она все еще - маленькая девочка, порывистая, эмоциональная, частенько непокорная и очень деятельная.

ХОДИКИ

Купили Ане ходики
Со стрелками и гирями,
И маятник коротенький
Под ними прикрепили мы.

Цепочку Аня дернула,
Переместила стрелки,
И ходики покорные
Защелкали, как белки.

Кричит Анютка: - Вижу я, -
Смотрите! На часах
Глазами движет рыжая
Бесстыжая лиса.

Так по углам и рыщет, -
Наверно, белку ищет!

ПОМОЩНИЦА

Мама на работе,
Папа на заводе
Старшая сестренка
По подружкам ходит

Думает Анютка, подоткнув подол:
За одну минутку
Можно вымыть пол.

Ведра загремели,
Кадки опустели,
Лужи заблестели,
Около постели.

Забрались под коврик,
Отвернув от коек.
Не понять Анютке,
Что это такое.

Не хватает тряпок,
Чтобы промокать,
Не хватает лапок,
Чтобы отжимать.

Вдоль по половицам
Разлилась вода.
Некогда дивиться
На плоды труда..

Долго и упорно,
Подоткнув подол,
Аня тряпкой терла
Непокорный пол.

Пол под влажной пленкой
светит желтизной.
Вот пришла сестренка,
и сказала: - Ой!

Мама подоспела,
Похвалила: - Дело!
Папа, как увидел,
Сразу ноги вытер.

Все благодарили,
Спасибо говорили,
А потом раздели,
Умыли,
Накормили,

И сразу - на кровать.
Мамину помощницу,
Папину помощницу,
Сестренкину помощницу
Уложили спать.

ПО ВОДУ

Малые ведерки
На крючках повисли,
Тащит Аня в горку
Их на коромысле.

Воду родниковую,
Прохладную, здоровую,
Тащит, не качается,
не плещет из ведра.

А горка не кончается. -
Высокая гора.
Так бы и присела,
Но вода прольется -
Донести придется.

Донесет до стайки,
Отомкнет крючок,
Ведра у хозяйки
Вылижет бычок.

Вылижет и ляжет,
Спасибо ей не скажет.
Он, хоть и воспитан,
Но не говорит он.

По такому поводу
Опять Анюта по воду.
Подобрав пустые ведра,
Побежит на речку бодро,

Будет черпать и таскать -
Огурцы поливать.

АНЮТИНА ОБУВКА

Ах, какое горе!
На асфальте - море,
Дождь на улице прошел,
Пузырятся лужицы,

Всем ребятам хорошо -
Прыгают и кружатся.
Все они обуты,
Только нет Анюты.

Анюта дома слезы льет -
Во что обуться не найдет.
Проносились башмаки,
Просят каши сапоги,

А чувяки рваные
Спрятались под ванною.
Схоронились под диваном,
Под столом, За чемоданом…

Не найти их, не вернуть,
Ноги не во что обуть!
Бедная Анюта,
Она ж совсем разута,

У окна рыдает,
Сама себя ругает:
- Я - такая! - Я - сякая!
Я совсем была плохая!

С соседским Мишкой в драке
Я порвала чувяки.
Друг у друга отнимали
И нечаянно порвали.

Обувала туфли в грязь,
Чистить - даже не бралась,
Ваксой не касалась…
Без обуви осталась!

Папа с мамой говорят
Про башмаки и туфли,
Что на мне они Горят.
Скорее бы потухли!

Я бы стала их беречь,
Сушить бы ставила на печь,
Ваксой натирала б,
На место прибирала б!

А стопчутся, Проносятся,
Немного перекосятся,
Выцветут от грязи -
Снесу чинить и красить!

К мастеру-сапожнику,
Башмачному художнику!

Тут из ванной -
Шлеп! Шлеп!
Из чулана -
Топ! Топ!

Подошвами протертыми
По полу стуча,
Идет рядами гордыми,
Ноги волоча,

Старенькая, рваная
Обувка долгожданная.
Ой, как лихо сапоги
Бьют чеканные шаги!

А чувяки жалкие
По паркету шаркают.
Пряжками-застежками
Боты барабанят…
Вышли на дорожку,
Подступили к Ане.

Если ты нас вымоешь,
Насухо протрешь,
К мастеру-сапожнику
В починку отнесешь, -

Очень долго будем жить,
Нас тебе не износить!

Чистенькою тряпокй
Протирала тапки,
Сор из сапог трясла,
А по утру к сапожнику,
Башмачному художнику,
Всю обувь отнесла.

А в сапожной мастерской
Кипит работа день-деньской.
Там - набойки ставят,
Латают, чинят, правят.

Оттуда обувь славная
Выходит - Вся исправная.
В любой поход готовая,
Совершенно новая.

Чтоб мальчишки
И девчонки,
Сунув ножки в башмачонки,
Не бежали прямиком
Через лужи босиком!

И теперь Анюта наша
Чистит обувь каждый день.
Жирной ваксой туфли мажет,
Моет боты…
Ей - не лень!

И стоят они рядами:
Тапки - рядом с сапогами ,
Туфли маленькие,
Рядом с валенками

Стоят в передней,
У дверей,
По углам не кружат,
Как у всех других детей,
Анютиных подружек.


 

*Внесудебным решением Минюста Екатеринбургское общество «Мемориал» внесено в реестр организаций, исполняющих в РФ функции иностранного агента.

Поделиться:

Рекомендуем:
| "Uprooted": English subtitles / "Выкорчеванные": английские субтитры
| Встреча-беседа с Вероникой Жобер
| Проект «Поддержка политзеков. Мемориал» признал журналиста Ивана Сафронова политзаключенным
Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929–1953)
ПАЛАЧИ. Кто был организатором большого террора в Прикамье?
Из истории строительства Вишерского целлюлозно-бумажного комбината и Вишерского лагеря
| Мне повезло
| «Мне всегда больше всех было надо…»
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus