Память о репрессиях на Урале: от раскопок до "иноагентства"Как в Екатеринбурге появился и чем занимается сегодня региональный "Мемориал"


Автор: Иван Руслянников

Источник 

23.11.2021

 

Московская прокуратура c 23 ноября пытается ликвидировать правозащитный центр "Мемориал"*: слушания по этому делу пройдут в Мосгорсуде. В правозащитном центре пояснили, что в иске есть конкретные претензии – к списку политзаключенных, который "Мемориал" ведет с 2008 года. Параллельно Генпрокуратура РФ подала в Верховный суд иск с требованием ликвидировать организацию "Международный Мемориал"*, признанную в России НКО – "иностранным агентом". Это судебное заседание запланировано на 25 ноября. В "Мемориале"* заявили, что организация давно устранила нарушения российского законодательства, а также выплатила в общей сумме около 6,5 млн рублей штрафа за несоблюдение закона об "иноагентах". Юрист и член совета центра "Мемориал"* Татьяна Глушкова на пресс-конференции в Москве также добавила, что ведение списка политзаключенных – это "ведение дискуссии о правомерности, а не отказ исполнять судебные решения".

В поддержку "Мемориала", помимо многочисленных историков, других ученых, юристов, художников, писателей и деятелей культуры, выступил "Ельцин-центр", где выразили надежду, что организация продолжит свою работу по разоблачению сталинских преступлений. Примечательно, что бывший президент России Борис Ельцин высоко оценивал деятельность "Мемориала" и даже входил в его общественный совет.

Отделения "Мемориала" есть во многих регионах России, в том числе и на Урале. В Екатеринбурге организация начала работать со второй половины 1980-х как сообщество, занимающееся восстановлением памяти о репрессированных. Настоящее Время рассказывает, как появился "Екатеринбургский Мемориал", какие важнейшие открытия мрачных страниц истории Урала удалось совершить его участникам и через что прошла организация за более чем 30 лет своей работы.

Реабилитация расстрелянных и поиск останков

Общественная группа "Мемориал" возникла в Москве в 1987 году, тогда же появилось и сообщество в Свердловске. Шла перестройка, и у людей была потребность начать обсуждение сталинских репрессий (позже – и Катынского расстрела), рассказывать о политзаключенных и диссидентах. То, о чем раньше говорили полушепотом на кухне, теперь обсуждали открыто на массовых собраниях, которые в Свердловске проходили в том числе в Музее молодежи, вспоминает его тогдашний директор, нынешний замдиректора Свердловского областного краеведческого музея Владимир Быкодоров:

"В то время государство поощряло восстановление судеб репрессированных. На собраниях обсуждались конкретные случаи, выступали дети репрессированных, делились своими воспоминаниями и информацией. В итоге "Мемориалом" в тесном контакте с властями проводилась огромная работа по реабилитации репрессированных".

Постепенно о собраниях в Музее молодежи стали узнавать все больше свердловчан. 1989 год стал началом большой работы "Мемориала", вспоминает член "Екатеринбургского Мемориала", краевед Вадим Винер. Однажды на собрание пришел пожилой мужчина – Иван Дуля. Он рассказал, что в 1967 году работал на строительстве спортивной базы "Динамо" и во время сооружения футбольного поля наткнулся на человеческие останки. Приглядевшись к черепам, строитель увидел на них пулевые отверстия. Дуля сообщил о своей находке начальству, информация дошла до правоохранительных органов, а те рекомендовали "забыть все, что видели". В итоге Иван Дуля прожил более 20 лет без возможности публично рассказать об этом.

В процессе эксгумации. Вещи репрессированных, поднятые из захоронения вместе с костями и черепами на 12-м километре Московского тракта. Из архива ЕО "Мемориал". Фото: Лев Баранов

Позже на собраниях "Мемориала" побывали еще два человека, рассказавшие, что охраняли места массовых захоронений на 12-м километре Московского тракта, где участок был позднее засажен яблонями. Так о массовых захоронениях узнали не только в "Мемориале", но во всем городе: в СМИ стали появляться публикации на эту тему. В 1991 году прокуратура Свердловской области инициировала выборочную эксгумацию: ковш экскаватора тогда взял лишь один кубический метр земли, в которой обнаружились останки 31 человека. Во время экспертизы нашлись документы на имя уроженца Западной Украины Филиппа Загурского, расстрелянного в 1938 году. Исследователи и сотрудники прокуратуры пришли к выводу, что людей расстреливали в подвалах НКВД в центре Екатеринбурга в здании по улице Ленина, 17. Затем тела на грузовиках увозили по Московскому тракту и сбрасывали в яму.

Эксгумированные останки жертв репрессий (31 человека) из пробного шурфа 1 метр х 1 метр. Из архива ЕО "Мемориал". Фото: Лев Баранов

Сотни людей, узнав о месте массовых захоронений, в течение нескольких месяцев ездили на 12-й километр Московского тракта, постепенно благодаря им там появился народный мемориал. Кто-то приезжал с цветами, кто-то со свечами и фотографиями репрессированных близких. Один из местных жителей, прогуливаясь по лесу, увидел в земле нечто похожее на сундук. Как оказалось, это был не сундук, а угол тюремной двери. Мужчина откопал ее и принес к народному мемориалу.

В процессе исследования останков жертв репрессий в судебно-медицинской лаборатории, Екатеринбург. Из архива ЕО "Мемориал". Фото: Лев Баранов

В 1992 году участники сообщества зарегистрировали юридическое лицо "Екатеринбургского Мемориала", а его главой стала Анна Пастухова, до этого работавшая учительницей русского языка и литературы в техникуме. Пастухова с коллегами вела работу в архивах, занималась просветительской деятельностью, а также взаимодействовала с местными властями по вопросу определения границ захоронений на 12-м километре. В том же году "Екатеринбургский Мемориал" обратился к мэру Аркадию Чернецкому с просьбой организовать перезахоронение найденных останков репрессированных и придать территории площадью около 100 гектаров на 12-м километре мемориальный статус. Через несколько лет, осенью 1996 года, там был открыт мемориал жертв политических репрессий – но на площади всего 1,6 гектара, что составляет менее 2% от предполагаемой территории захоронений.

30 июля 1992 года. День торжественного захоронения ранее эксгумированных останков жертв репрессий 30-40-х годов. Из архива ЕО "Мемориал". Фото: Лев Баранов

Сейчас, по данным Музея истории Екатеринбурга, на памятных плитах мемориала на 12-м километре выгравированы имена 18 475 человек, расстрелянных в Свердловске в 1937-1938 годах. По словам активиста "Екатеринбургского Мемориала" Анатолия Свечникова, границы захоронений до сих пор официально не определены, в связи с чем происходят скандалы. В октябре 2020 года археологи нашли на 12-м километре новые места массовых захоронений, площадки в рабочем варианте называются Северной зоной массовых захоронений (СЗМЗ) и Южной зоной массовых захоронений. При этом СЗМЗ, по данным археологов, находится на территории, которую сейчас занимает база спортивного общества "Динамо". Кроме того, зона массовых захоронений граничит с местом, где собираются строить новый биатлонный комплекс имени олимпийского чемпиона Антона Шипулина.

30 июля 1992 года. Торжественная траурная процессия во время захоронения останков жертв репрессий на 12-м километре Московского тракта. Из архива ЕО "Мемориал". Фото: Лев Баранов

В 2017 году на территории мемориального комплекса установили "Маски скорби" по проекту известного скульптора Эрнста Неизвестного. "Екатеринбургский Мемориал" еще в начале 1990-х годов пригласил Неизвестного в Свердловск для обсуждения проекта памятника, однако сама установка "Масок скорби" растянулась на долгие годы.

Эрнст Неизвестный и 27 лет без "Масок скорби"

24 апреля 1990 года свердловское сообщество "Мемориал" (его представляли Игорь Шварц и Владимир Быкодоров), Свердловский горисполком в лице Юрия Новикова и скульптор Эрнст Неизвестный заключили договор о создании мемориала жертвам сталинских репрессий на Урале. Работа должна была стать продолжением проекта Неизвестного по увековечиванию памяти репрессированных под названием "Треугольник страданий", включающий в себя "Маски скорби" в Магадане (памятник открыт в 1996 году), Екатеринбурге и Воркуте.

Место массовых захоронений репрессированных в 30-40-х годах в Екатеринбурге, 12-й километр Московского тракта, народный мемориал (дверь от тюремной камеры сейчас в экспозиции "Ельцин-Центра"). Из архива ЕО "Мемориал". Фото: Лев Баранов

Согласно договору (копия есть в распоряжении Настоящего Времени), Неизвестный должен был сделать гранитный горельеф высотой 15 метров. За работу заказчик должен заплатить автору $700 тысяч. В 10-м пункте договора указано, что Неизвестный передаст причитающуюся ему сумму авторского вознаграждения в фонд сооружения мемориала жертвам репрессий в Свердловске. Изначально планировалось установить скульптуру возле Дворца молодежи. Однако после распада СССР начались серьезные проблемы с финансированием, и собранных средств хватило лишь на 50 гранитных блоков вместо 3500. Руководитель "Екатеринбургского Мемориала" Анна Пастухова лично встречалась с Эрнстом Неизвестным и обсуждала проект.

Анна Пастухова (слева) с Эрнстом Неизвестным (справа). Архив Екатеринбургского общества "Мемориал"

В итоге история с возведением "Масок скорби" растянулась вплоть до 2013 года, когда в Екатеринбурге открылся Художественный музей Эрнста Неизвестного. Тогда власти города после долгих обсуждений сошлись со скульптором на том, что памятник будет сделан из бронзы, а его высота будет составлять три метра вместо пятнадцати. Отливкой скульптуры занималась мастерская Ивана Дубровина. В 2016 году Эрнст Неизвестный умер, и переговоры по памятнику продолжились уже со вдовой скульптора Анной Грэм.

"Это были сложные длительные переговоры, – вспоминает экс-мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман. – Особенно учитывая, что у Неизвестного были достаточно жесткие условия. Хорошо хоть, что так получилось. Надо понимать, что власти Екатеринбурга изначально с пониманием относились к восстановлению памяти жертв политических репрессий, именно поэтому у нас и появился в 1996 году мемориальный комплекс – один из первых в России".

Народный мемориал памяти жертв государственных репрессий. Начало 1990-х, Екатеринбург, 12-й километр Московского тракта. Из архива ЕО "Мемориал". Фото: Лев Баранов

И вот в ноябре 2017 года "Маски скорби" в Екатеринбурге все же торжественно открыли. По случаю открытия местные власти организовали пресс-конференцию.

"Референт тогда пригласила на пресс-конференцию и Анну Пастухову. Правда, через пару дней девушка перезвонила Анне Яковлевне и сказала, извинившись, что они отзывают свое приглашение. Дескать, им сказали, что "Мемориала" на этой пресс-конференции быть не должно. В итоге Пастухова туда пришла в качестве посетителя, хотя должна была присутствовать на этом мероприятии как спикер. Ведь именно городские власти больше 20 лет не выполняли договор, а "Екатеринбургский Мемориал" как раз призывал их поскорее сделать скульптуру, писал запросы и общался с Эрнстом Неизвестным. Вообще великий скульптор прилетел в Свердловск в 1990 году на обсуждение проекта потому, что его пригласил "Мемориал", а не потому, что что-то пыталась сделать наша администрация", – говорит активист "Екатеринбургского Мемориала" Анатолий Свечников.

"Здравствуйте, мы "иностранный агент"

По словам Анатолия Свечникова, деятельность "Екатеринбургского Мемориала", помимо работы с местом памяти на 12-м километре, была еще и просветительской: руководитель Анна Пастухова, как профессиональный педагог, проводила много лекций, выставок, встреч со школьниками. В первой половине 2000-х годов у "Екатеринбургского Мемориала" было большое помещение в здании по улице Вайнера, куда люди приходили на лекции и семинары, выступали на мероприятиях дети репрессированных.

Анна Пастухова говорит речь во время чаепития для переживших репрессии и их родственников. Офис ЕО "Мемориал" на Вайнера, 16-а. Из фотоархива ЕО "Мемориал"

"Это было помещение, предоставленное "Мемориалу" безвозмездно в пользование городской администрацией в знак уважения. В 1990-е годы уважение к "Мемориалу" было столь велико, что было неприлично просить деньги с организации. В 2000-х же сказали, что помещение нужно отремонтировать, выселили оттуда членов "Мемориала", а когда отремонтировали, то сказали, что не могут предоставлять бесплатно", – рассказал Свечников.

Тогда городские власти на правах аренды подешевле предложили "Екатеринбургскому Мемориалу" два помещения на выбор, оба – в практически полуразрушенных подвалах. В итоге активистам пришлось самостоятельно провести ремонт и въехать в одно из помещений, предложенных чиновниками.

В 2015 году "Екатеринбургский Мемориал" признали "иностранным агентом", и это серьезно затруднило работу организации, особенно в школах. Министр образования Свердловской области Юрий Биктуганов в 2017 году разослал в школы письмо (копия есть в распоряжении Настоящего Времени), в котором говорилось, что "содержание и методика отдельных акций являются неоднозначными и могут оказать негативное влияние на процесс воспитания подрастающего поколения". В конце письма министр рекомендовал директорам школ ограничить возможность участия педагогов и учеников в акциях, проводимых "Екатеринбургским Мемориалом".

"Мы много раз приходили в школы после этого, говорили: здравствуйте, мы "иностранные агенты", хотим совместно провести такое-то мероприятие. Конечно, люди уже смотрели косо и не были готовы в таком участвовать. Так что теперь мы таких опытов не ставим", – рассказал нынешний руководитель "Екатеринбургского Мемориала" историк Алексей Мосин.

"Екатеринбургский Мемориал", сохраняя память о репрессированных, реализует в городе проект "Последний адрес": активисты устанавливают таблички на домах, из которых чекисты в 1930-е годы и позже уводили людей, навсегда лишая их свободы. В 2019 году неизвестные украли восемь табличек со зданий, и активистам пришлось объявить о сборе средств на изготовление копий. В 2021 году были украдены установленные в апреле семь новых табличек.

В мае 2021-го руководитель "Екатеринбургского Мемориала" Анна Пастухова умерла из-за коронавируса, через некоторое время на должность председателя организации избрали историка Алексея Мосина. Он вместе со сторонниками продолжает начатое Пастуховой: например, сейчас добивается установки мемориальной доски на доме номер 17 по проспекту Ленина, где расстреливали репрессированных.

"Юридически мы не являемся структурным подразделением "Международного Мемориала", у нас своя самостоятельная организация, – объясняет Мосин. – Но если эта мутная волна поднимется, то она захватит с собой и нас. Вдруг местные власти решат проявить инициативу и ликвидировать нашу организацию? В любом случае мы выражаем солидарность с нашими коллегами и надеемся, что люди, подавшие иск, все же образумятся".


 

* - 4 октября 2016 года Минюст РФ внес Международный Мемориал в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента». Мы обжалуем это решение в суде. 21 июля 2014 г. Министерство юстиции РФ включило Межрегиональную общественную организацию Правозащитный Центр «Мемориал» в «реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента». Правозащитный Центр «Мемориал» - самоуправляемая общественная организация, не являющаяся «агентом» какого-либо внешнего «принципала».
Мы считаем закон об НКО – «иностранных агентах» противоречащим Конституции РФ и нарушающим наше право на свободу объединения, в с связи чем обжалуем решение о внесении нашей организации в данный «реестр» в Европейском Суде по правам человека.

Поделиться:

Рекомендуем:
| "Uprooted": English subtitles / "Выкорчеванные": английские субтитры
| Встреча-беседа с Вероникой Жобер
| Проект «Поддержка политзеков. Мемориал» признал журналиста Ивана Сафронова политзаключенным
ПАЛАЧИ. Кто был организатором большого террора в Прикамье?
Карта террора и ГУЛАГа в Прикамье
Чтобы помнили: трудармия, лесные лагеря, Усольлаг
| «У нас еще будут хорошие дни»
| Мудрец
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus