Александр Чернышов: «Надо, чтобы исчезли все белые пятна»


Источник

16 мая прошло общее собрание членов новой общественной организации, названной «Центр исторической памяти». Учредителями её выступили несколько пермяков, которые ранее являлись членами «Мемориала». Председателем Центра избрали Александра Анатольевича Чернышова, который много лет курировал такие проекты, как «Последний адрес», «Возвращение имён», электронная «Карта ГУЛАГа в Прикамье». Мы поговорили с руководителем Центра накануне очередной экспедиции «По рекам памяти».

 

Александр, расскажите немного о себе. Вы ведь далеко не сразу начали заниматься правозащитной деятельностью…

–   Мне 49 лет. Родился в Перми. Папа – токарь-расточник, мама – медсестра.  В 1994-м году я закончил пермский Институт культуры по специальности «Режиссура театрализованных представлений». После окончания института пришёл в пермскую 22-ю, «французскую», школу– организатором внеклассной работы. Я там работал долго, тринадцать лет. Там же заинтересовался историей, краеведением… И вот когда учитель истории нашей школы Галина Дмитриевна Масленникова предложила организовать экспедицию по истории семьи, я с удовольствием согласился. Мы втроём отправились в Усольский район: в село Романово, деревню Зуево… Очень мне в этой экспедиции понравилось!  Я тогда окончательно понял, что всерьёз хочу заняться историями, связанными с самыми разными семьями, в том числе, и своей.

Вы знаете, а ведь моё школьное выпускное сочинение было… «мемориальским»! Эпиграф я взял такой: «Если воровал – значит, сел. Если много знал – под расстрел». Это строки одного из ранних стихотворений Владимира Высоцкого.

 В феврале 2002-го года, когда я уже был вполне себе начинающий краевед, Галина Дмитриевна пригласила меня на конференцию, на которой выступали организаторы известного школьного конкурса «Человек в истории. Россия – XX век». В том числе, учёный, преподаватель нашего гуманитарно-педагогического университета Андрей Борисович Суслов и главный художник Пермского театра кукол, бывший политзаключённый Волеслав Карлович Стенинг… Меня эти выступления поразили: я нашёл в этих людях единомышленников! В планах конференции была поездка в Ныроб, которую мы организовали вместе с Галиной Дмитриевной Масленниковой и общественниками из Ныроба. Они же помогли нам с адресами репрессированных местных жителей. Наладились отношения с преподавателями Ныробской средней школы. Мы приезжали, записывали интервью. Некоторые из них потом вошли в самые разные издания, использовались и для создания наших выставок. После первой такой экспедиции у нас была ещё одна подобная. Мы решили повторить, потому что поняли: этим надо заниматься дальше…

В 2004-м году у нас с Сергеем Котельниковым вышла книга, путеводитель «По реке Берёзовой», которая протекает в Чердынском районе. Котельников описывал памятники природы, достопримечательности, а я в третьей части этого издания писал про репрессии в этих местах: на основании двух экспедиций.

 Позже я два года работал в музее «Пермь-36», сотрудничал с Пермским «Мемориалом». Но на постоянную работу в эту ныне ликвидированную организацию я пришёл осенью 2013-года, меня туда пригласил её руководитель Александр Михайлович Калих…

  В Уставе новой организации, опубликованном в июньском выпуске «Вестника», конкретно обозначены цели деятельности Центра. Такие, например, как сохранение и увековечение памяти о жертвах тоталитарного режима в СССР… Что для вас лично в этом содержательном списке наиболее важно? Что нового появится в работе организации?

 – Всё важно. Особенно исследовательская и просветительская работа. Как я это вижу? Когда ещё двадцать лет назад мы начинали в Ныробе, у меня уже изначально была мысль, а какой может быть финальный итог этой всей огромной работы? Мне представлялось, что это будет некий обобщающий текст. То есть для меня важно не просто записать интервью, собрать материал – и всё! Важно всё собранное систематизировать и оформить, это и будет окончательная часть большого труда. Лично мне это видится так.

Поясню на примере. Вот электронная Карта ГУЛАГа. Мне кажется очевидным, что этот проект надо продолжать делать в несколько другом ключе. Проект тот же, но он должен получить новую форму, новое качество.  Это полностью собранный и обобщённый материал либо по какому-то конкретному району, либо по определённой категории высланных. Например, о высланных белорусах: я уже несколько лет собираю такую информацию.

Сейчас Карта ГУЛАГа – это сведения о конкретных посёлках. Название посёлка, сколько в нём проживало спецпереселенцев, каких категорий, где они работали… То есть это сугубо справочный материал. А теперь, как мне представляется, он должен стать развёрнутым.

И так далее: высланные литовцы, «раскулаченные» крестьяне… Категорий множество. Плюс отдельно – работа по районам. Надо опять же имеющиеся материалы обобщить, систематизировать, сделать общий текст по каждому району, где в основе будут и архивные документы, и материалы экспедиций, и материалы проекта «Последний адрес»… Центральными могут стать одно-два интервью: характерные, показательные именно для этой территории.

Мне бы хотелось, чтобы активнее шла работа там, где практически совсем нет никакой печатной продукции, например, в Чердынском районе. Этот район, Соликамск, Красновишерск – лидеры по высылке. Но, например, по Красновишеску, есть немало материалов. Это и фильм о Варламе Шаламове, и вышедшая в прошлом году книга «Вишера», в которую целиком вошёл его знаменитый антироман, и книга воспоминаний репрессированных «Красное колесо Вишеры», и сравнительно недавнее издание Аллы Южаниновой «Стройка первой советской пятилетки ВИШХИМЗ»… Но вот в Чердыни, кроме путеводителя «По реке Берёзовой» и книги воспоминаний «Без вины виноватые», которую выпустила Чердынская районная библиотека ещё в 2007-м году, ничего больше нет. Но это же ничтожно мало! А ведь что такое Чердынский район? Это ссылка – и многовековая. Она была ещё до революции, это был известный ссыльный край. И вот теперь, я уверен, надо завершить тему расселения спецпереселенцев с 1931-го года, потому что вот оно – белое пятно! И тогда мы сможем говорить уже о создании более-менее полноценной истории ссылки в нашем крае.

Я знаю, людям это надо, у них есть потребность соприкоснуться с этой историей.…

Ещё у меня есть одна идея, подсказанная моим режиссёрским образованием. Можно в библиотеках, например, устраивать тематические театрализованные представления. Мне кажется, было бы уместно развивать такое направление. Нет, это должен быть не спектакль, а тематический вечер. Сценарий написать, предложить его библиотеке… Например, почему бы не провести вечер репрессированных поэтов?! Я и сам мог бы написать немало таких сценариев.

Какие проекты осуществлены за два этих прошедших месяца?

– Во время экспедиции «По рекам памяти» мы посетили Кизел, посёлок Центральный Коспашский, Губаху, посёлок Углеуральский. Правда, это был не традиционный сплав по реке, но мы решили оставить прежнее название. Почему именно туда? Туда было выслано много разных категорий спецпереселенцев, заключённых, депортированных народов… И там есть ещё не исследованные нами населённые пункты. Там были и военнопленные: советские солдаты, которые попали в плен к немцам, а потом оказались здесь в проверочном фильтрационном лагере.

 В Центральном Коспашском мы записывали интервью с жителями посёлка, нас интересовали высланные сюда. Но здесь всё связано с работой шахт.  Если кто-то и не работал непосредственно в забое, то всё равно так или иначе имел к ним отношение…

Нам повезло: утром на второй день экспедиции к нам пришёл Наиль Степанович Ризаутдинов, который родился в этом посёлке. 9 июля ему исполнился 81 год. Ризаутдинов возглавлял СПТУ №20.  Это было известное учебное заведение, которое готовило рабочие кадры для шахт, там было много самых разных специальностей. Училище считалось главным в Кизеловском угольном бассейне, это было ключевое среднее специальное учебное заведение. Наиль Степанович в течение всего дня подробно рассказывал нам и про посёлок, и про училище, и вообще о шахтах. О том, как до сих пор не проходит боль, связанная с их закрытием…

 Мемориальную табличку мы установили рядом с входом в библиотеку, которая находится в центральной части посёлка. На ней – текст о самом посёлке. Более половины населения Коспашского района составлял так называемый «спецконтингент» – семьи «раскулаченных» и высланных крестьян (не менее 900 человек), депортированные немцы Поволжья и крымские татары (более четырёх тысяч человек) и так далее…

Всего в этой экспедиции мы записали девять интервью, шесть в Центральном Коспашском и три – в Углеуральском.

Знаю, что из-за проливных дождей, размывших часть дороги на станцию Волегово в Верещагинском округе, пришлось перенести на более позднее время уже согласованную с администрацией Верещагино экспедицию…

– Да, это очень важная экспедиция, она связана с 85-летием Большого террора, и она должна была пройти как раз в день его начала – 7 июля. На станции Волегово, она в тридцати километрах от Верещагино, были арестованы и потом расстреляны два железнодорожника, Поликарп Дементьевич Гилёв и Наум Харламович Плешивых, они были соседями.

Их семьи остались без отцов. Таблички «Последнего адреса» мы установили. Их дочери живы, здравствуют, в этом году им обеим исполняется девяносто лет. Мы их разыскали… Это было такое радостное событие!  Они, как ни странно, помнят то время, арест отцов, рассказали, как сложилась жизнь… Дочь Плешивых, Аграфёна Наумовна, оказалось, живёт в Соликамске.  5 июня этого года там, в Соликамске, и состоялась встреча её и дочери Гилёва, Зинаиды Поликарповны Бердниковой. Они встретились через… 85 лет! Им было по четыре года, когда их отцов арестовали. Но Зинаида Поликарповна чётко, до мельчайших подробностей помнит весь этот день…

Мы записали их истории, я записывал рассказ Аграфёны Наумовны о том, как сложилась жизнь их семьи после ареста отца. Да мы и раньше множество подобного записывали… Там знаете какие потрясающие истории!

5 августа активисты пермского Центра исторической памяти и родственники репрессированных приехали в Верещагино, затем на станцию Волегово почтить память погибших.

На станции Волегово сейчас наша задача – создать полноценную композицию. Мы установим портрет Поликарпа Гилёва; там уже висит копия фотографии 1936-го года, на которой жители дома железнодорожников. Но   дополнительно установим табличку с именами девятнадцати расстрелянных, также проходящих по этому делу.  Они, якобы, проводили диверсии на железной дороге.  Сотрудники НКВД в июле 1937-го года разглядели в коллективе железнодорожников «повстанческую организацию, ставившую своею целью свержение существующего строя путём вооружённого восстания…» Все члены этой «организации» полностью реабилитированы.

Так что это предстоящее очень важное событие посвящено как 85-летию Большого террора, так и 85-летию их ареста…

Куда завтра отправляется очередная экспедиция?

– Это экспедиция в Красновишерский городской округ. Там, по традиции, будет запись интервью и установка четырёх временных мемориальных знаков, посвящённых памяти жертв политических репрессий, их список нам дали в администрации округа. Мы отправляемся в посёлки Данилов Луг и Усть-Язву. Это бывшие спецпосёлки, они находятся недалеко друг от друга. Участник экспедиции Владимир Фёдорович Хомустенко – житель Чайковского (его родители были репрессированы), он родом из Данилова Луга. Там дом его родителей сохранился. Владимир Фёдорович сейчас оформляет документы для того, чтобы организовать в Чайковском филиал Центра исторической памяти….

Первую из четырёх табличек установим в Усть-Язве, вторую – в урочище Юмышт, там был спецпосёлок раньше; третью и четвёртую – в урочищах Парма и Тепловка.

Александр, давайте в заключение нашей беседы напомним, как стать членом новой некоммерческой организации с хорошим названием «Центр исторической памяти»?

– Надо заполнить стандартный бланк заявления, он опубликован в июньском выпуске «Вестника», а затем передать или выслать на моё имя: г. Пермь, ул. Крупской, 40. Телефон (342) 282-54-42

 

Татьяна Черепанова

 

 

Поделиться:

Рекомендуем:
| В одну колонию — стройся
| Бердичевская А.Л.: «Мою маму арестовали беременной» | фильм #278 МОЙ ГУЛАГ
| Александр Даниэль. «Диссиденты Центральной и Восточной Европы»: Польша, Венгрия
Мартиролог репрессированных
Узники проверочно-фильтрационных лагерей
Информация по спецпоселениям ГУЛАГа в г. Чусовом и Чусовском районе Пермского края, существовавших
в 1930-1950-е годы

| Мне повезло
| Хлеба досыта не ели
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus