Центр городской культуры начинает программу мероприятий, приуроченных к 90-летию пребывания Осипа Мандельштама в Чердыни


Источник

05.06.2024

Начинается она с уличной выставки, которая откроется в ближайшие дни. Истории из жизни поэта разместятся на фасаде старой больницы (из окна которой он выпрыгнул 90 лет назад).

Начинается она с уличной выставки, которая откроется в ближайшие дни.

Истории из жизни поэта разместятся на фасаде старой больницы (из окна которой он выпрыгнул 90 лет назад).

3 июня 1934 года Осип Мандельштам прибыл в Чердынь, где ему предстояло отбывать ссылку сроком в три года. Пробыл он, однако, в уральском городе чуть дольше двух недель. Этот город сыграл в судьбе поэта важную роль, оставив серьезный след в его позднем творчестве. При этом сегодня лишь скромная мемориальная доска на давно не работающей больнице остается скромным напоминаем о том времени и развернувшихся тогда событиях.

Мы решили обратиться к этой теме, уже отработанным нами форматом, – выставкой под открытым небом. Мы расскажем истории из жизни Мандельштама через его стихи, а также иллюстрации художница Елены Лядовой и тексты профессора Владимира Абашева.


Памятная табличка на здании чердынской больницы

***
За полгода до событий в Чердыни Осип Мандельштам, живя в Москве, написал своё знаменитое «Мы живем, под собою не чуя страны» — стихотворение, которое следствие позже назовёт «мерзким пасквилем»:

— Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлёвского горца.


Владимир Абашев:

«Текст небывалый — текст-вызов, текст-политический плакат, текст-инвектива. Никто тогда на такое не решился бы. Осип Мандельштам решился. Да не только написал смертельные для себя строки, он их распространял… Прочел в числе других Борису Пастернаку. И вот что услышал: «То, что Вы мне прочли, не имеет никакого отношения к литературе, поэзии. Это не литературный факт, но факт самоубийства, которого я не одобряю и в котором не хочу принимать участия».

Естественно, нашёлся в литературной среде бдительный человек, который сообщил куда надо. 17 мая 1934 года Мандельштама арестовали, через 10 дней вынесли приговор: три года ссылки на север Пермской области. 3 июня он с женой Надеждой Яковлевной были уже на месте, в Чердыни. В ночь на 4 июня Мандельштам выбросился из окна больницы.


Надежда Мандельштам

Из воспоминаний Надежды Мандельштам:

«Я действительно не спала пять ночей и сторожила безумного изгоя. А в больнице, истомившись бесконечной белой ночью, я под утро забылась каким-то тревожным, как будто прозрачным сном… Вдруг — я почувствовала это сквозь сон — все сместилось: он вдруг очутился в окне, а я рядом с ним. Он спустил ноги наружу, и я успела заметить, что весь он спускается вниз. Подоконник был высокий. Отчаянно вытянув руки, я уцепилась за плечи пиджака. Он вывернулся из рукавов и рухнул вниз, и я услышала шум падения – что-то шлепнулось — и крик… Пиджак остался у меня в руках. С воплем побежала я по больничному коридору, вниз по лестнице и на улицу...»

Пролеты в здании были выше обычных, поэтому падая со второго этажа, поэт как будто пролетел все три. Благо отделался вывихом плеча, потому что упал на кучу земли, распаханную под клумбу.


Тюремное фото, 17 мая 1934

Владимир Абашев:

«Надежда Яковлевна телеграфировала друзьям в Москву о попытке самоубийства Осипа Мандельштама, о его психическом срыве с призывом помочь. И здесь в судьбу Осипа Мандельштама включились высшие силы. Одним из адресатов Надежды Яковлевны, спасавшей мужа, был не чуждый литературе Николай Бухарин. Тогда же Бухарину написал Борис Пастернак, просивший вмешаться в дело Осипа Мандельштама. А Пастернак в табели о писательских рангах занимал тогда весомое место. В итоге Николай Бухарин, занятый в то время подготовкой первого съезда советских писателей, обратился с письмом к Сталину».

Приговор Мандельштаму изменили — вместо ссылки запретили жить в столицах и некоторых крупных городах страны. Таким образом, через 16 дней после прибытия в Чердынь, поэт с женой покинули город и перебрались в Воронеж. Эти две недели на севере Пермской области аукнулись в его поздних работах. Аукнулась Кама и эпически разлилась по стихам Мандельштама темным еловым простором, пространством пути, распахнутым на юг и север, близостью сибирского безграничья.

Поделиться:

Рекомендуем:
| Открытие выставки "Стихи – это судьба, не ремесло... ". Варлам Шаламов.
| Документальный фильм «Карлаг. Должность: художник»
| 14 июня 1994 года в Армении был принят закон о репрессированных
Створ (лагпункт, лаготделение Понышского ИТЛ)
Ширинкин А.В. Мы твои сыновья, Россия. Хроника политических репрессий и раскулачивания на территории Оханского района в 1918-1943гг.
Ссыльные в Соликамске
| Во всем виновата фамилия?
| Я родился в «сорочке»
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus