«В суде вопреки закону не проверялись». В Перми установили две мемориальные таблички проекта «Последний адрес»


Автор: Юрий Куроптев

Фото: Дмитрий Окунцев

Источник

22.12.2021

Обычно памятные знаки проекта «Последний адрес» устанавливают в память о безвестных доселе людях — рабочих, крестьянах и служащих, ушедших в небытие в годы сталинского «Большого террора». Нынешние таблички, напротив, посвящены героям советской партийной и армейской элиты: лётчику-испытателю Исаю Тумаровскому и директору завода № 98 Андрею Малышеву.


Последний адрес

В Пермском крае проект стартовал в августе 2015 года. Сегодня установлено 52 мемориальные таблички. Каждая напоминает о безвестных доселе людях — рабочих, крестьянах и служащих, ушедших в небытие в годы сталинского «Большого террора». В этом и смысл акции: увековечить память именно тех, кто пострадал от политических репрессий, не будучи партийным функционером, крупным руководителем или военачальником.


«Агент польской разведки»

Таких «ненадёжных», как Исай Ильич, в городе Перми оказалось несколько десятков человек. Среди них были граждане разных профессий и разных национальностей. Все они арестованы и осуждены в рамках «Польской операции НКВД» 1937-1938 годов и почти все расстреляны, а позже реабилитированы. И хотя Исай Ильич являлся по национальности евреем, уже этого хватило сотрудникам НКВД, чтобы выписать ордер на его арест и сфальсифицировать обвинение в шпионаже.

Исай Ильич Тумаровский родился в 1906 году в городе Екатеринославе (позже Днепропетровск, а сейчас Днепр). В 1930-х он был лётчиком-испытателем на разных предприятиях страны, а в начале 1937 года приехал вместе с женой и дочкой в Пермь и устроился на работу лётчиком-испытателем на завод № 19 (сейчас АО «ОДК-Пермские моторы»).

17 августа 1937 года Исай Ильич был арестован сотрудниками НКВД. Лётчика-испытателя обвинили в том, что он работал на польскую разведку. Якобы в 1930 году его завербовал разведчик Молотковский и с тех пор он был членом «Польской организации войсковой». В материалах уголовного дела говорится, что в 1930 году он «подготавливал переход границы из СССР в Польшу с шпионскими сведениями и занимался разведывательной деятельностью в пользу Польши». А в 1936 году «по заданию Молотковского через германского шпиона Вельтнера подготавливал установление связи с германским консульством в городе Новосибирске в шпионских целях».

27 декабря суд установил, что Исай Ильич виновен в контрреволюционном преступлении (статья 58 УК РСФСР). Тумаровского приговорили к высшей мере наказания. Через две недели он был расстрелян. В 1957 году в ходе пересмотра дела все выдвинутые против него обвинения были полностью опровергнуты. Военная коллегия Верховного суда СССР посмертно реабилитировала Исая Ильича Тумаровского.

Последним адресом Исая Ильича Тумаровского стала пятиэтажка на Екатерининской, 51. Здание, построенное в 1930 году по проекту архитектора Ф. Е. Моргунова, с надписью на фасаде «Дом горсовета» является памятником архитектуры. В 1930-е здесь жили представители советской партийной и хозяйственной элиты. А на днях на нём установили табличку с именем Тумаровского. Заявку на её установку подал внук Исая Ильича, Александр Коробочкин.

«Участник контрреволюционной троцкистской террористической организации»

Судьба Андрея Григорьевича Малышева похожа на судьбу многих верных и преданных ленинцев-большевиков, которые оказались раздавлены катком Большого террора. Он родился в 1893 году в Башкирии в крестьянской семье. В 1914 года его забирают в солдаты и он отправляется в окопы Первой мировой. А после революции он, как многие, вступает в ряды Красной Армии и ВКП (б).

Его карьера стремительно движется вверх. В 1920-х служит военным комиссаром в Башкирии. Затем командует Уральским территориальным округом в Свердловске. В 1935 году его назначают начальником строительства и директором завода № 98. Вместе с женой, дочкой и сыном он перебирается на правый берег Камы, в Закамск.

Несколькими годами ранее здесь началось строительство химического комбината «К», который позже переименуют в завод № 98 (сейчас Пермский пороховой завод). Около завода возводят жильё для его рабочих. Поначалу это были бараки, позже их заменили многоэтажные каменные дома.

Дом № 75 по улице Кировоградской расположен на углу с улицей Липатова. Рядом с этим домом когда-то находился частный дом. Из этого дома 17 июля 1937 года Андрея Григорьевича увели сотрудники НКВД. Его исключат из рядов ВКП (б) как «врага народа» и обвинят в том, что он якобы с 1934 года являлся участником «контрреволюционной троцкистской террористической организации», занимался на заводе № 98 «диверсионно-вредительской деятельностью и шпионажем в пользу японской и германской разведок».

13 января 1938 года Военная коллегия Верховного суда СССР признает его виновным по той же самой статье 58 УК РСФСР. Малышева приговорят к высшей мере наказания с конфискацией имущества и в тот же день расстреляют. Его жену, Марию Ксенофонтовну Малышеву, также арестуют и осудят как «члена семьи изменника Родины» (ЧСИР). Она будет отбывать срок наказания в течение девяти лет.

И только после смерти Сталина в 1956 году Военная коллегия Верховного суда СССР посмертно реабилитирует Андрея Григорьевича, признав, что «...обвинение Малышева было основано на противоречивых, неубедительных и не внушающих доверия материалах предварительного следствия, которые в суде вопреки закону не проверялись».

***

Недавно мы писали о том, как в Перми и Волегове установили новые таблички проекта «Последний адрес».

Ранее мы публиковали интервью с одним из инициаторов проекта «Последний адрес», журналистом Сергеем Пархоменко.

 

Поделиться:

Рекомендуем:
| "История катынской лжи" - лекция Александра Гурьянова
| Лекция Николая Вахтина «Советский язык и его последствия»
| Пожизненная ссылка. Почему «дети ГУЛАГа» не могут вернуться домой
ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВОЕННОПЛЕННЫХ
История строительства Камского целлюлозно-бумажного комбината и г. Краснокамска в 1930-е гг.
Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929–1953)
| У нас даже фруктовые деревья вырубили
| Факт ареста отца марает мою биографию
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus