Как Лаврентий Берия «нормализовал» репрессии


Автор: Олег Хлевнюк

Источник

17.01.2024

В конце 1938 г. политбюро утвердило серию решений, которые отменяли массовые операции НКВД, известные нам как Большой террор 1937–1938 гг. Аресты и расстрелы сотен тысяч людей сразу же прекратились. Террор, конечно, не исчез совсем, но стал «малым», «нормальным» для сталинской системы. Происходила эта перемена курса под руководством нового наркома внутренних дел СССР Лаврентия Павловича Берии, сменившего вскоре расстрелянного «кровавого карлика» Николая Ивановича Ежова.

Конечно, степень самостоятельности и того и другого, как и их предшественников и наследников, не следует преувеличивать. За каждым стоял Сталин, который, как показывают многочисленные документы, и принимал не только ключевые, но часто и второстепенные решения о репрессиях. Однако история распорядилась именно так: Ежов по воле Сталина стал исполнителем ежовщины – массового уничтожения людей во второй половине 1930-х гг., а Берия – бериевской оттепели – кампании выхода из террора в конце 1930-х.

В отличие от самого Большого террора события, связанные с его прекращением, гораздо хуже изучены в научной литературе. Игнорирует его в своем большинстве и российская историческая публицистика. Происходит это по многим причинам, одна из которых – возможно, самая главная – лежит на поверхности. Для сегодняшнего крайне политизированного читателя и писателя эти события 80-летней давности все еще остаются неудобными.

Для тех, кто считает Берию олицетворением сталинского террора, неудобны его «реформаторские» действия. У поклонников Сталина и его карательных органов сразу несколько причин делать вид, что ничего не происходило. С одной стороны, выход из террора лишний раз и со всей очевидностью демонстрировал централизованный характер самого террора и ведущую роль в нем Сталина. С другой – в это время были вскрыты и задокументированы такие ужасные преступления органов НКВД, которые оставляют слишком малое пространство для их светлого образа.

Но что же все-таки происходило в Советском Союзе 80 лет назад?

В ходе массовых операций НКВД в 1937–1938 гг., только по официальным данным, были арестованы около 1,6 млн человек, из них более 680 000 расстреляны. Принимая во внимание некоторые пробелы в отчетности, эти цифры нужно увеличить на несколько процентов, что, впрочем, не изменит общую оценку этих событий.

Как полагают историки, эта огромная волна террора была организована Сталиным как превентивная акция против воображаемой пятой колонны в условиях нарастания международной напряженности. Многие сотни тысяч людей на основании формальных признаков (например, национальной принадлежности в случае с немцами, поляками и т. д.) или вообще без оснований были объявлены потенциальными пособниками врага.

Механизмы проведения массовых операций были такими, что в принципе террор мог продолжаться до бесконечности. Политбюро и лично Сталин давали задания на аресты и расстрелы определенного количества людей, а также требовали от местных органов НКВД перевыполнения планов. Чекисты, откликаясь на эти требования, проявляли рвение и посылали в центр запросы на новые лимиты уничтожения людей. Москва их санкционировала. Колесо террора выходило на следующий цикл своего движения.

Но остановить этот невечный двигатель было на самом деле не сложно. Завершились массовые операции так же централизованно, как и начались: по приказу Сталина. 15 ноября 1938 г. политбюро утвердило директиву о прекращении рассмотрения дел на тройках, 17 ноября решением политбюро были запрещены все «массовые операции по арестам и выселению».

Поделиться:

Рекомендуем:
| Красноярский Мемориал публикует эшелонные списки депортированных немцев Поволжья
| Мемориактивизм из Томска!
| Кочев В.И.: «На всех пальцах кольца — вот так они раскулачивали» | фильм #383 МОЙ ГУЛАГ
О Карте террора и ГУЛАГа в Прикамье
Створ (лагпункт, лаготделение Понышского ИТЛ)
Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929–1953)
| Меня звали вражинкой
| Невольники XX века
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus