Труд заключенных на строительстве в Салехарде, Лабытнанги и Харпе


Источник

01.03.2024

Эти дни и эти названия — Харп, Лабытнанги, Салехард — уже стали новой главой в истории России, а ниже мы рассказываем, в контексте какого именно ландшафта эта драматическая глава разворачивается.

Трансполярная магистраль

Дорога от станции Чум (80 километров юго-западнее Воркуты) до станции Лабытнанги стала первым отрезком печально известной Трансполярной магистрали, которая должна была протянуться на 1482 км от Воркуты до Енисея, но так и не была завершена. Проект, реализованный на три четверти, был остановлен сразу после смерти Сталина, а саму дорогу, никого и ничего не соединившую, вскоре прозвали «Мертвой». Однако небольшой участок Чум-Лабытнанги, построенный в 1947–49 годах, все же был завершен, и маршрут действует до сих пор. Именно на нем, в 30 километрах от Лабытнанги, расположена станция Харп.

Надо сказать, что изначальный проект, утвержденный Сталиным в декабре 1946 года, был гораздо скромнее, хотя выглядел тоже очень амбициозно. Дорога должна была пройти через Уральские горы, соединив западное и восточное Заполярье, а затем повернуть вверх, на Ямал. Там — где-нибудь в Обской губе — должен был появиться морской порт. Цели строительства никогда не объяснялись публично, но скорее всего были стратегическими — морской порт понадобился для защиты северного побережья, уязвимость которого проявила недавняя война. В феврале 1947 года опять-таки персональным приказом Сталина было учреждено «Строительство 501 МВД СССР», для руководства которым в системе ГУЛАГа создано Северное управление железнодорожного строительства и Обский лагерь, куда немедленно стали перебрасывать заключенных из воркутинских и печорских лагерей.


Возведение зимней железной дороги между Лабытнангами и Салехардом на льду Оби 1949 год, фото Ф.И. Почкина


Фотография из экспедиции GULAG.CZ на 501 стройку, 2011 год.

Стройку лично контролировал тогдашний министр МВД Круглов, делая регулярные отчеты Сталину, Берии и Маленкову. Скорость работ была ошеломляющей — через два месяца после отправки разведочной экспедиции, в апреле 1947 года, оно уже было начато, а к концу года уложено 118 километров пути. Пока спешно согнанные заключенные возводили уральский участок, изыскатели лихорадочно искали место для морского порта на побережье Обской губы. Зыбкость грунта и мелководье по всему берегу делали задачу крайне сложной. Название «Мыс Каменный», возможно, ввело их в заблуждение, подав надежду на твердый берег. Оно оказалось ошибочным переводом с ненецкого: слово «пае» («кривой») первые составители карт расслышали как «пай» («каменный»). Порт начали строить, не удостоверившись в надежности берега и достаточной глубине залива, и первый корабль, попытавшийся причалить к берегу в этом месте, сел на мель и затонул. После этой аварии стягивание людей и техники на Мыс Кривой-Каменный продолжалось еще несколько месяцев, пока руководители стройки не признали, наконец, задачу невыполнимой. Уже начатое строительство второго участка, от станции Обской до Мыса Каменного, пришлось срочно свернуть.

Но тут же (можно замаскировать провал, представив его изменением планов) был анонсирован новый проект, еще более грандиозный, дорогой и невероятно сложный — через Заполярье к порту Игарка на Енисее. Правда, Салехард, ставший начальной точкой нового маршрута, был отделен от конечной станции первого участка, Лабытнанги, Обью…

Дорогой и сложный мост для соединения двух участков строить не стали, вместо него была организована временная переправа для поездов — летом паромная, зимой ледовая. Ее автомобильный вариант до сих пор остается единственным способом сообщения между Лабытнанги и Салехардом.

Как все теперь знают, из проекта Трансполярной магистрали ничего не вышло, кроме загубленных человеческих жизней, изувеченной северной природы и миллиардов рублей, выброшенных в никуда на фоне послевоенной разрухи и голода.

Свидетельства заключенных 501 стройки

Лазарь Шерешевский (1926–2008):

«Весной 1947 года в лагерях, расположенных в центре России, разнеслась весть, что на Дальнем Севере затевают некую грандиозную стройку, куда приглашают добровольцев из всех заключенных… Само такое сочетание может показаться чудовищным: невольники-добровольцы? Однако дело обстояло именно так: заключенным предлагали заявить о своем желании поехать на новую стройку, и многие такое желание выразили. Тем, кто соглашался ехать на новую стройку, маячили зачеты! Это значит, что при перевыполнении нормы и соблюдении всех режимных правил день засчитывают за полтора, а то и за два! Срок можно сократить на треть или даже вдвое… Пугала только неизвестность. Кроме этих странных добровольцев прибывали и обычные этапы зэков, осужденных только-только… В феврале 1948 года вместе с группой товарищей по ансамблю и еще несколькими десятками «политиков» я отнюдь не добровольно отправился в Краснопресненскую пересыльную тюрьму, где формировали этапы на эту таинственную северную стройку. Это была стройка, сооружение которой тогда окружали тайной и вели с максимальной торопливостью. Вдоль будущего полотна на расстоянии нескольких километров друг от друга располагались колонны, откуда выгоняли людей с лопатами, тачками, кирками, ломами грузить, укладывать, ровнять насыпь, постоянно поддерживая ее. Мерзлота и зыбкая почва ежеминутно вершили свое дело: размывали, засасывали, портили будущую дорогу, упрямо сопротивляясь вторжению людей»

(Л. В. Шерешевский. Мертвая дорога. Воспоминания бывшего заключенного. «Гудок». 12.03.1989)


Фотография из экспедиции GULAG.CZ на 501 стройку, 2011 год.

Валентина Иевлева (р. 1928):

«Прибыли в Лабытнанги. Местное начальство встретило нас призывом выполнить задачи, поставленные страной. Нам предстояло начать строительство железной дороги к Карским воротам. На пересылке в Лабытнангах я пробыла пять дней. Затем нас погрузили на баржи и перевезли через Обь. Стояла поздняя осень. Выгрузили нас в тундре. Кругом — снежный простор. Установили дюжину палаток, где нам предстояло жить. Утром после проверки — развод. Вручили кирки и лопаты. Земля уже мерзлая, трудно поддается. Север встретил нас непогодой. Возвращаемся с работы усталые, в палатке день и ночь горит печь-времянка. Ложусь спать — ногам тепло, так как печь докрасна накалена, а волосы покрываются инеем. Спать без платка невозможно — волосы примерзают. На стенках палатки — иней. Месяц не мылись в бане. Появились вши. Никогда не забуду, как мы их перед печуркой щелкали. Вши белые, большие, бельевые. Находились больше в швах. Я таких никогда не видела. Снова бунтую. Снова — отказ от работы. Неожиданно на меня пришел наряд. И опять меня повели куда-то: сначала в отделение, там надзирателя сменил конвой. Собрались несколько человек, и нас повели в Салехард — кого на освобождение, кого на суд, кого в лазарет, а на меня пришел наряд в театр. Я шла радостная от сознания, что буду заниматься любимым делом.»

(Иевлева В. Г. Непричесанная жизнь // Проект «Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы».

Салехард

Самый старый город заполярной Сибири был основан в конце XVI века как Обдорский острог. Обдорск в Российской империи был местом жестокой северной ссылки. Советская власть, переименовав его в 1933 году в Салехард (в переводе с ненецкого «поселение на мысу»), не изменила сути – город стал одним из крупнейших лагерных центров. Именно здесь поначалу расположилось Северное управление железнодорожного строительства и управление Обского лагеря. В самом городе было несколько лагерных пунктов, лагерный театр (переехавший в 1950 году в Игарку), Дом младенца для детей, родившихся в заключении. Особенно сильно изменили город новые планы строительства в 1949 году – Салехард должен был стать масштабным железнодорожным узлом. Эти планы рухнули вместе с самим проектом Трансполярной магистрали, но наследие тех лет до сих пор присутствует в жизни города. После упразднения системы лагерей окрестности Салехарда остались одним из мест, где тюремно-лагерная история не прервалась, а продолжилась.


Работы на песчаном карьере строительства 501, 1950 год

Лабытнанги

Поселение хантов в месте нынешнего города Лабытнанги («семь лиственниц») известно с середины XIX века. Советская власть учредила в нем колхоз в начале 1920-х годов. Но сильнее всего жизнь поселка изменилась в 1948 году, когда в нем расположился лагерь для заключенных строителей, а сам он стал конечным пунктом ветки Чум-Лабытнанги, так и не получившей продолжения ни на Север, ни на Восток. Железнодорожный вокзал с поездами, идущими за Урал, с одной стороны, и налаженная переправа через Обь к Салехарду с другой сделали его с конца 1940-х годов важнейшей для региона транспортной развязкой. Моста между Салехардом и Лабытнанги нет, хотя идея эта обсуждается с разной степенью интенсивности на протяжении последних 80 лет. В Лабытнанги расположена мужская колония строгого режима ИК-8 «Белый медведь», прямая наследница системы ГУЛАГ: изначально это было одно из отделений Воркутинского лагеря. «Немало времени прошло со дня создания учреждения, менялись люди, а вместе с ними меняло свой облик и само учреждение», — ностальгически пишут редакторы сайта колонии. В 2017–2019 гг. колония стала известна тем, что в ней находился политзаключенный украинский режиссер Олег Сенцов. После продолжительной голодовки Сенцова, вызвавшей международный резонанс, он вместе с несколькими другими украинскими политзаключенными был освобожден по обмену и вернулся в Украину.

Харп

Поселок Харп (в переводе с ненецкого «северное сияние») расположен в предгорье Урала, между Уральским хребтом и Сибирью. Здесь не было никакого поселения до 1948 года. С постройкой железной дороги Чум-Лабытнанги появились бараки для строителей-заключенных, затем была построена станция и несколько домиков для вольных железнодорожников. Лагерные постройки здесь не успели обветшать и разрушиться, как на маршруте Мертвой дороги. Уже в 1961 году, после упразднения ГУЛАГа, лагерь возобновился. Именно тогда в Харпе была основана ИК-3, мужская колония строгого режима, более известная сейчас по неофициальному названию «Полярный волк». Нынешний поселок построен заключенными, они же занимались ремонтом ветшающих железнодорожных путей. В 1973 году к ИК-3 добавилась колония особого режима ИК-18 («Полярная сова»). В 2004 году она получила статус колонии для приговоренных к пожизненному сроку, и почти сразу обрела страшную славу пыточной зоны. В декабре 2023 года в колонию «Полярный волк» был этапирован российский политик и политзаключенный Алексей Навальный. 16 февраля 2024 года, всего после двух месяцев пребывания там Навального, появилась официальная информация о его гибели. Причина и обстоятельства смерти на момент публикации статьи остаются неизвестными. «На протяжении многих лет учреждение вносит значительный вклад в выполнение важных государственных задач по перевоспитанию и исправлению осужденных, их возвращению в общество законопослушными гражданами», — говорится на сайте колонии.

 

Поделиться:

Рекомендуем:
| Реконструкция Мемориального музея «Следственная тюрьма НКВД»
| «Дело врачей». Выставка в Музее истории ГУЛАГа с 5 апреля по 30 июня 2024 года.
| Не «обижать» старую общественность. Луначарский, Рыков и заслуженные артисты
Узники проверочно-фильтрационных лагерей
Информация по спецпоселениям ГУЛАГа в г. Чусовом и Чусовском районе Пермского края, существовавших
в 1930-1950-е годы

ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВОЕННОПЛЕННЫХ
| Мудрец
| Судьба инженера
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus