Что не так с копиями следственных дел?


Источник

07.03.2024

Составителей баз данных жертв политических репрессий часто упрекают в том, что они не предоставляют копии следственных дел, — без этого скептики считают сведения недостоверными. Сегодня мы расскажем вам, почему такая публикация невозможна в России в принципе.
Книги памяти, в которых собрана большая часть известных на сегодня имен репрессированных, начали создаваться в начале 1990-х годов коллективами историков, архивистов и общественных деятелей при участии сотрудников органов госбезопасности. Это было время так называемой архивной революции в России, когда значительная часть документов о советском терроре ненадолго стала открыта любому желающему. Именно благодаря этому времени смогли увидеть свет сотни томов публикаций документов советских органов госбезопасности. Многие из этих документов сегодня уже недоступны для изучения непосредственно в архивах. Тогда же коллективы составителей Книг памяти были допущены до следственных дел, хотя так было не везде: в некоторых регионах они получали лишь короткие справки на репрессированных, которые составляли для них управления ФСБ и МВД. По этой причине состав биографических справок о людях в Книгах памяти разных регионов существенно различается. Однако основным критерием включения в списки имен людей, осужденных по статье 58, был факт их реабилитации, то есть признания государством того, что люди в действительности не совершали приписываемых им «преступлений». Процесс пересмотра дела перед реабилитацией занимал не один месяц, и в каждом деле присутствует мотивированное решение, по которому человек был реабилитирован или в реабилитации ему было отказано (имена таких людей в основном остаются неизвестными, поскольку их дела остаются на секретном хранении).
По закону «Об архивном деле в Российской Федерации» следственные дела, с момента заведения которых прошло 75 лет, доступны для изучения любому желающему. В тех регионах, где дела были переданы на государственное хранение, вы можете сделать запрос на ознакомление с делом, прийти в читальный зал архива и изучить его материалы. Такая возможность есть и в архивах региональных управлений ФСБ: для простого ознакомления с делом не нужно подтверждать родство. Однако когда речь заходит о копировании, ситуация выглядит иначе. В некоторых государственных архивах можно получить копии отдельных листов дел: именно так делают историки и исследователи для своих публикаций. В архивах ФСБ и МВД, которые в своей деятельности руководствуются так называемым «тройственным приказом» (положением о порядке доступа) указанных ведомств, изданным совместно с Министерством культуры, получить копии можно, только подтвердив родство. Получается, что ни в государственных, ни в ведомственных архивах «потоковое» копирование дел невозможно, и причина этого — действующее законодательство. Кроме того, даже родственники не могут получить полную копию дела: перед выдачей его в читальный зал дело проверяется на наличие сведений о третьих лицах, документов, составляющих «тайну следствия» несуществующего уже десятки лет органа госбезопасности, которые закрываются в конверты. Архивы ФСБ перед копированием затирают все фамилии следователей и свидетелей по делу.
При всем желании составители списков репрессированных не могут предоставить полные копии всех следственных дел, однако любой желающий может обратиться с запросом в архив за информационной справкой на любого интересующего человека и получить данные об аресте, обвинении и реабилитации. На сегодняшний день архивные справки являются главным источником подтверждения информации Книг памяти.
Поделиться:

Рекомендуем:
| Красноярский Мемориал публикует эшелонные списки депортированных немцев Поволжья
| Мемориактивизм из Томска!
| Кочев В.И.: «На всех пальцах кольца — вот так они раскулачивали» | фильм #383 МОЙ ГУЛАГ
Ссыльные в Соликамске
Ссылка крестьян на Урал в 1930-е годы
О Карте террора и ГУЛАГа в Прикамье
| Факт ареста отца марает мою биографию
| Отца забрали в 1936-м…
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus