Работа выполнена до конца


 Недавно исполнилось 85 лет со дня начала «Большого террора». 5 августа активисты пермского Центра исторической памяти и родственники репрессированных приехали в Верещагино, затем на станцию Волегово почтить память погибших.

– Добрый день, уважаемые гости! Мы рады приветствовать вас на нашей земле, западных воротах Урала. Знаю, что вы приехали в рамках проекта «Последний адрес». Отрадно отметить, что его организаторы у нас не первый раз появляются и проводят эту замечательную акцию. И важно отметить, что в канун Дня железнодорожника 7 августа мы сегодня с вами вспомним и почтим минутой молчания тех железнодорожников, которые были у нас расстреляны невинно, по доносу. – такими словами открыл пресс-конференцию заместитель главы администрации Верещагинского городского округа Дмитрий Нохрин. На встрече присутствовали руководители органов местного самоуправления и учреждений культуры (библиотеки, музея, дворца досуга и творчества), представители СМИ, Совета ветеранов, дети репрессированных.

На пресс-конференции прозвучал рассказ председателя пермского Центра исторической памяти Александра Чернышова о событиях «Большого террора» в стране, в Прикамье и в Верещагинском районе:

В 1937-1938 годы Верещагинским НКВД было арестовано 273 человека, из них расстреляно 129. Из этих 129-ти расстрелянных сейчас хотелось бы подробнее рассказать о 19-ти. По утверждениям НКВД на территории района якобы существовали «контрреволюционные повстанческие организации», которые планировали вооружённым путем свергнуть советскую власть. И вот по мнению следователей одна из таких «организаций» была под руководством 68-летнего Гавриила Силантьевича Гилёва, бывшего кулака, старообрядческого священника. На момент ареста в 1937 году он являлся... бомжом. Кто входил в эту «контрреволюционную группу»? Это жители деревень Федяшино, Запольского, Волегово, Шныры, Кузьма. В основном это родственники и знакомые Гавриила Гилева. Среди них – Поликарп Гилёв и Наум Плешивых, железнодорожники станции Волегово. Их обвинили в том, что якобы пытались совершить крушение поездов. Они жили по соседству и были арестованы в один день – 7 июля 1937 года.

Дочь Поликарпа Гилева Зинаида Поликарповна Бердникова, рассказала о том дне, когда арестовали её отца и их соседа Наума Плешивых:

– 7 июля – это русский праздник, Иванов день. Мы ходили к прабабушке, которая жила в деревне Реуны, это в 5 километрах от нас. Мы ушли рано утром, а вечером возвращаемся – у нас на крыльце сидели четверо или шестеро человек, сотрудники НКВД, ждали. Пока нас не было, наш дом и конюшню, и сеновал всё везде обыскали. И у соседа Наума Плешивых. Единственное, что я ещё помню, была такая большая книга, журнал «Нива». На этом журнале мы писали и раскрашивали. Этот журнал тоже забрали. Моя мать и Анастасия Михайловна, жена Наума, ездили в Верещагино. Они виделись с арестованными мужьями. Потом им сказали, что они арестованы на 10 лет без права переписки. В 1959 году нам на запрос ответили, что Поликарп Дементьевич умер в городе Ирбит Свердловской области от брюшного тифа 11 марта 1945 года. Враки сплошные!

В 30 километрах от станции и города Верещагино расположен разъезд Волегово. Здесь местные жители уже ожидали приезда гостей, чтобы принять участие в церемонии установки мемориального знака в память о расстрелянных железнодорожниках и колхозниках близлежащих деревень. Как на акции «Возвращение имен», желающие зачитали список из 19 имён, установили информационный стенд памяти о невинно погибших, а позже почтили минутой молчания.

Фасад пристанционного здания в посёлке Волегово ещё с 2016 года стал местом памяти репрессированного железнодорожника Поликарпа Гилёва: здесь был установлен знак «Последний адрес» в память о нём и его портрет. В ноябре 2021 года рядом с табличкой проекта появилась ещё одна – «последний адрес» памяти Наума Плешивых. Но визуально Мемориал получился неполным: не хватало портрета Наума Харламовича. Необходимо было искать его родственников. Но не прошло и двух недель, как раздался звонок: родственники откликнулись на публикацию в районной газете! Теперь разъезд Волегово стал местом встречи и для его потомков. Сюда, 5 августа приехали внучка, правнук и праправнуки Наума Плешивых. Они привезли и установили портрет своего деда и прадеда.

Акция памяти у пристанционного здания постоянно прерывалась из-за проходящих мимо пассажирских и грузовых поездов. Но шум составов не казался лишним, он как бы напоминал всем о непрерывной и сложной работе железной дороги, о её важности, о том, что на ней работают ответственные люди, никогда не позволившие бы совершить диверсию, как это было выдумано сотрудниками НКВД в архивно-следственном деле.

Уезжая из Волегово мы понимали, что теперь здесь работа выполнена до конца, логически завершена: увековечены имена всех 19 человек, возложены цветы, восстановлена связь поколений. Сколько ещё таких уголовных дел состряпали в одном только Верещагинском районе? Сколько неизвестных, забытых имен? А сколько по стране? Но эти в чём-то риторические вопросы лишь подстёгивают продолжать нашу работу. А значит, подобные акции «Последнего адреса» и «Возвращение имён» состоятся и в других округах Пермского края.

 

Александр Чернышов,

председатель пермского Центра исторической памяти, региональный координатор всероссийского проекта «Последний адрес»

 

Фото: Степан Кириченко

 

 

Поделиться:

Рекомендуем:
| В одну колонию — стройся
| Бердичевская А.Л.: «Мою маму арестовали беременной» | фильм #278 МОЙ ГУЛАГ
| Александр Даниэль. «Диссиденты Центральной и Восточной Европы»: Польша, Венгрия
О Карте террора и ГУЛАГа в Прикамье
Узники проверочно-фильтрационных лагерей
Карта мемориалов жертвам политических репрессий в Прикамье
| Мне было три года, когда маму и папу забрали
| Мама верила, что он невиновен
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus