Свидетели сталинских репрессий. Александр Фадеев


Источник

10.03.2024

Герои цикла «Свидетели сталинских репрессий» — те представители советской культуры и науки, кто избежал прямого столкновения с репрессивным механизмом сталинской системы, но оказался очевидцем или участником событий, оставивших глубокий след на их судьбах.
Личность Александра Фадеева словно соткана из противоречий: необыкновенное обаяние и властность руководителя «инженеров человеческих душ»; огромный творческий потенциал и скромное литературное наследие – таких противопоставлений можно подобрать ещё очень много.

Как глава Союза советских писателей, он выступал рупором, объявлявшим о начале той или иной идеологической кампании. Но он же оказывал жертвам многочисленных постановлений помощь и через структуры ССП, и лично. Сложными и многогранными были его взаимоотношения и с революционерами-дальневосточниками, дружбу с которыми он пронёс через всю жизнь, и с писателями – известными и не очень, среди которых не только баловни судьбы, но жертвы гонений: Анна Ахматова, Николай Заболоцкий, Михаил Зощенко, Андрей Платонов и многие другие.

Всю свою писательскую жизнь он глубоко переживал, что организационная и общественная работа вытесняет из неё творчество. Однако оставить свои многочисленные посты и общественные нагрузки не мог, поскольку видел в этих обязанностях исполнение долга перед партией и народом.

1953 год открыл ему глаза на то, что его деятельность во многом была не только погоней за химерами, но и служением злу. Между тем – жизнь проходила, а времени и сил на главное её предназначение – творчество – оставалось всё меньше…

Конец жизни Александра Фадеева был драматическим. Пользуясь его болезнью, амбициозные коллеги по перу всё больше отстраняли его от фактического руководства Союза. Писательский дар изменил писателю, что вызывало постоянную душевную боль. Выстрел на переделкинской даче превратил драму в трагедию. Трагедию человека, оказавшегося «у времени в плену».

Сейчас, когда нам представляются неуместными оценки исторических деятелей в духе «литературных судов» 1920-х годов или категорических ярлыков периода Перестройки, куда плодотворнее попытаться понять человека во всей полноте, осмыслить истоки его величия или ничтожества, мотивы его героизма или конформизма, причины выбора той или иной жизненной стратегии. Попробуем сделать это вместе с историком Валентиной Антипиной.

Поделиться:

Рекомендуем:
| Открытие выставки "Стихи – это судьба, не ремесло... ". Варлам Шаламов.
| Документальный фильм «Карлаг. Должность: художник»
| 14 июня 1994 года в Армении был принят закон о репрессированных
Организация досуга
7 мест в Перми, от которых пойдут мурашки по коже
Список «12 километра»
| Мне было три года, когда маму и папу забрали
| Столько горя, нищеты, унижений пережито
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus