Гулаг прямо здесь. Ирина Адамовна Гросблат. Часть 1: «Разверстка такая – семьдесят человек в ночь»


Источник

24.06.2024

Мемориал* публикует двадцать девятый фильм проекта «Гулаг прямо здесь»: первую часть рассказа Ирины Гросблат — про арест родителей в 1937 году, про попытки забрать ее в детдом, случайную встречу родителей во время этапа, про то, что видела ее мама Евгения Гросблат на Пермской пересылке и как Ирина ездила к матери в лагерь в 1939 году.

Ирина Гросблат родилась в 1926 году в Москве в семье, приехавшей из Варшавы. После ареста родителей она воспитывалась бабушкой и тетей. Отец, Адам Гросблат, родился в Варшаве в 1898 году в купеческой семье, получил техническое образование, в 1922 году приехал в Москву, получил гражданство и работал на Московском электроламповом заводе начальником Отдела технического контроля. Арестован 20 августа 1937 года. 15 сентября 1937 года приговорен Особым Совещанием за контрреволюционную деятельность «по доносу о вредительстве и срыве стахановского движения на заводе» к 10 годам лагерей, отправлен на Колыму. Работал забойщиком, затем инженером на золотых приисках. Освобожден в 1947 году. Он остался работать в поселке Ягодный в качестве вольнонаемного инженера.

Мать, Евгения Гросблат (Айзенштат), родилась в Варшаве в 1900 году, окончила гимназию, далее с родителями переехала в Москву, закончила химический факультет Московского государственного университета. Арестована 17 сентября 1937 года. Приговорена к 5 годам лагерей как ЧСИР (член семьи изменника родины), этапирована в Томск. Во время этапа они с мужем встретились. Евгения была отправлена в Соликамск. Освобождена в 1942 году с поражением в правах.

В 1954 году семья воссоединилась, а в 1955 году Адам и Евгения Гросблат были реабилитированы. Их дочь Ирина Гросблат закончила факультет иностранных языков Московского областного педагогического института, всю жизнь работала учительницей английского языка и завучем.

«Гулаг прямо здесь» — это проект видеоинтервью с людьми, прошедшими через репрессии советского периода. Герои проекта — бывшие узники советских лагерей, дети «врагов народа», дети, рожденные в лагерях, содержавшиеся в «детских бараках» или отправленные в специальные детские дома, раскулаченные, представители депортированных народов, люди, подвергшиеся преследованиям за религиозные убеждения, участники подпольных молодежных организаций, участники диссидентского движения, а также сотрудники НКВД и их потомки. Цель проекта — рассказать о репрессиях в СССР через конкретную судьбу и трагедию отдельного человека и найти истоки катастрофы, происходящей с нами сегодня.
Высказывания и суждения героев проекта не являются позицией Мемориала или отражением взглядов авторов проекта.

Гулаг прямо здесь
Режиссер: Людмила Садовникова
Оператор: Людмила Садовникова
Оформление: Аркадий Гриднев
Технический редактор: Сергей Самсонов
Координация волонтеров: Катерина Сычева
Российский Мемориал, НИПЦ Мемориал, 2024 г.

Тайм-коды видео:

00:00 - Начало
00:50 - Про маму
02:43 - Про папу
04:27 - Детство
09:02 - Арест папы
13:45 - 17 сентября мама пошла сама на Лубянку
17:26 - “Приезжали из детского дома жуткие тетки, которые уговаривали меня уйти в детский дом”
20:00 - Как бабушка пыталась узнать, где мама
22:38 - Папа с мамой увидели друг друга на станции
24:10 - “Мама передала это мыло папе, а папа обратно отправил это мыло, потому что мыло было самое дорогое, что могло быть”
26:00 - Обыск по приезде
26:53 - Дети в лагере
27:50 - Свидание в Соликамске с мамой

*Международная общественная организация «Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал» ликвидирована по решению Верховного суда РФ. Ранее была объявлена в России «иностранным агентом».

Поделиться:

Рекомендуем:
| Кононова Р.Г.: «Маме и бабушке разрешалось жить только на кухне» | фильм #389 МОЙ ГУЛАГ
| «Обессилевшего зэка ставили на пенек — замерзал насмерть»: как жили, трудились и умирали в лагерях Красноярского края. Печально известные филиалы ГУЛАГа
| Молдова: Операция «Юг»
Воспоминания узников ГУЛАГа
Из истории строительства Вишерского целлюлозно-бумажного комбината и Вишерского лагеря
7 мест в Перми, от которых пойдут мурашки по коже
| Мы думали, что Сталин ничего не знает
| Из когорты одержимых
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus