Как устроена архивная работа волонтеров


Источник

10.07.2024

Осенью 2023 года сотрудники нескольких отделов Музея истории ГУЛАГа объединились, чтобы реализовать проект о жертвах Большого террора, проживавших недалеко от здания Музея. Район Самотёки — так в XVII–XVIII веках называли местность, включающую территорию нынешней Самотечной площади, одноименных переулков, а также соседних улиц и части Цветного бульвара.

К реализации проекта подключились волонтеры Музея, которые взяли на себя работу со следственными делами в архиве. Александр Шапошников, один из инициаторов проекта, рассказал, что предварительно был составлен список людей с соседних улиц, ставших жертвами Большого террора.

В первую очередь, мы привлекли волонтеров, чтобы этот список подтвердить, потому что иногда в открытых списках или базах данных бывают ошибки. Что делают наши волонтеры? Они ходят в архив, смотрят отобранные дела, делают описи и потом из этих описей мы будем выгружать информацию в открытые базы данных. Важно понимать, что тот список на несколько сотен человек, который у нас есть, — далеко не исчерпывающий?. В нем могут быть не учтены родственники, дети, то есть те люди, которые были, например, высланы или репрессированы иначе. Теперь мы думаем над составлением карты Самоте?ки 1937 года.


Александр Шапошников, сотрудник музея

На сегодняшний день в архивной работе участвуют около 20 человек из Социально-волонтерского центра Музея. Светлана Смирнова, ставшая волонтером после того, как в Центре документации ей помогли найти дело репрессированного прадеда, рассказывает:

В феврале 2023 года я случайно оказалась на вебинаре, который проводила Елена Зелинская, руководитель Центра документации, и у меня появилась надежда, что после долгих лет поисков я смогу найти дело. Елена сопровождала меня на каждом этапе. Я писала множественные запросы и в октябре получила дело прадеда. Его прислали из Челябинской области, и я с ним ознакомилась. Меня это так вдохновило и потрясло, что захотелось как-то отблагодарить Музей и быть полезной в его деятельности и помощи другим людям.


Светлана Смирнова, волонтер музея

После анонса в чате волонтеров Светлана сразу подключилась к новому проекту, хотя раньше не была в государственных архивах. Но взаимодействовать с ними ей довелось в процессе поиска информации о предках. Светлана прошла обучение, как правильно вести генеалогический поиск, и когда писала запросы, всегда получала грамотные ответы.

Меня эта деятельность заинтересовала возможностью прикоснуться к истории, быть полезной людям в поисках их предков. Вдруг то дело, которым мы занимаемся сейчас, поможет потомкам, которые пока еще не могут найти информацию о репрессированных родственниках. Меня вдохновляет осознание что данные, которые мы собираем из следственных дел, будут выложены на сайтах, где люди часто ведут поиск. Ещё мне очень нравится изучать истории человеческих судеб, истории людей. Я с большим желанием иду в архив, часы пролетают незаметно. Я погружаюсь в процесс с головой, даже сама себе удивляюсь.

Для адаптации волонтеров к архивной работе был создан чат, в котором администратор дает полезные инструкции: как грамотно взаимодействовать с архивом, как составлять запрос, какие графы заполнять и как делать описи.

Я следую всем инструкциям. Ожидание после заказа дела — 10 рабочих дней. В первый раз мне позвонили из архива, сообщили, что дела пришли в читальный зал и я могу приходить. Также сообщили про часы работы и как заказать копии из дел. В архиве нужно оформить пропуск, это занимает не больше 5 минут. Спокойно прохожу в зал, дела выдают очень быстро. Далее приступаю к описям. В опись входят все листы, которые есть в деле. Это может быть как 40, так и 100 страниц. Там протоколы допросов, обвинительные заключения, справки, личная информация. Описываю, что находится на каждом листе. Дела сдают, когда я заканчиваю с ними работу, и дальше они отправляются в хранилище. В архиве я бываю раз в неделю, единственный минус — зал большой, здание старинное, поэтому прохладно, но это мелочи.

В процессе работы с делами Светлана собирает важную информацию: где человек работал, жил, про членов семьи, кто из родственников оставался в квартирах арестованных — все сведения, по которым можно восстановить историю человека.

Еще мы выписываем фамилии, которые упоминались на допросах, и можно отследить, кто на кого стучал. Читала, как один сосед донес практически на всех своих соседей по квартире, он был информатором НКВД. А сдал всех своих, чтобы получить комнату в коммуналке. Как мы помним по Булгакову, квартирный вопрос испортил москвичей.

Светлана рассказывает про первое дело, с которым ознакомилась — оно оказалось и сложным, и интересным. Это история про ассирийца из Персии, который приехал в Москву, женился и трудился чистильщиком обуви.

Меня удивило, за что можно было репрессировать чистильщика обуви и каким образом он оказался в центре Москвы. До революции из Персии (нынешний Иран) люди приезжали на заработки в Москву, как сейчас приезжают из Узбекистана и Таджикистана. Этого человека, ему было на тот момент 20 лет, судьба после всех мытарств занесла в Москву, где он женился и смог обжиться. У них с женой было двое сыновей, они воевали, я их данные потом нашла на сайте «Память народа». И оказалось, что арестовали его за то, что он несколько раз ходил в иранское посольство менять паспорт. Несмотря на то, что он получил советское гражданство, на него донесли и он оказался на Колыме, 5 лет лагерей. Это был 1938 год, и ему было уже под 60 лет. Он писал оттуда письма родственникам, которые так и не отправили. Они проникнуты такой теплотой, любовью, заботой о сыновьях, о жене. Он был неграмотный, и за него кто-то писал под диктовку. Больше он семью не увидел, погиб там же, в лагерях.


Центр документации в Музее истории ГУЛАГа

Светлана уверена: все, что она делает, не напрасно.

Большинство — невинные люди, и эта историческая мясорубка дробила на части миллионы судеб. Те крупинки, которые мы сейчас собираем, — наверное, это вклад в будущее, в восстановление справедливости. Хочется, чтобы эти тоненькие ручейки жизней не были потеряны. Вдруг, родственники тех, о ком мы собираем данные, смогут восстановить судьбу своих репрессированных предков, свою родовую историю, прикоснуться к этой силе, которая идет от корней каждого человека.
Поделиться:

Рекомендуем:
| Кононова Р.Г.: «Маме и бабушке разрешалось жить только на кухне» | фильм #389 МОЙ ГУЛАГ
| «Обессилевшего зэка ставили на пенек — замерзал насмерть»: как жили, трудились и умирали в лагерях Красноярского края. Печально известные филиалы ГУЛАГа
| Молдова: Операция «Юг»
Ширинкин А.В. Мы твои сыновья, Россия. Хроника политических репрессий и раскулачивания на территории Оханского района в 1918-1943гг.
Карта мемориалов жертвам политических репрессий в Прикамье
Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929–1953)
| Меня спас Вагнер
| Хлеба досыта не ели
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus