Рассекречивание документов Пермских архивов.


Радиопередача на  «Эхо Перми»

Тема: Архивы, секретные документы, рассекречивание архивов     

Гости: Леонид Обухов, председатель Общественного совета при Агентстве по делам архивов в пермском крае; Михаил Нечаев, бывший руководитель госархива новейшей истории, ученый (по телефону)

Дата выхода: 26 Февраля 2015 года

Программа:  «Дневной разворот»

Ведущие: Владимир Соколов, Михаил Данилович

- Архивы как-то подразделяются по видам документов?

- Есть государственные, есть ведомственные архивы. Ведомственные архивы подчиняются различным ведомствам. Доступ к этим довольно ограниченный. Но, они тоже частично допускают к документам. У нас архив ГУВД, в Москве архив ФСБ. После некоторых усилий туда попасть возможно, но рассекречиванию подлежит далеко не все.

- О рассекречивании ведомственных архивов решение принимается на уровне ведомства.

- Да. А в государственных архивах более широкий доступ к материалам.

- Какого рода документы хранятся в государственных архивах?

- Ведомственные архивы через некоторое время могут передавать часть документов в госархивы. Некоторые организации, хозяйствующие субъекты в советское время должны были сдавать свои документы в архивы. Сейчас это не так строго. Организации, которые ликвидируются, должны сдавать свои документы в госархивы. Что касается ведомств, у них там свои инструкции. Они даже не в полной мере могут попадать под Закон об архивах, потому что он, в первую очередь, касается госархивов. Государственные архивы в Перми - это архив новейшей истории и архив Пермского края, плюс городской архив. Еще к госархивам относится Кудымкарский архив. Они в подчинении Агентства по делам архивов.

- Попадающие туда документы гриф "секретно" получают по умолчанию или решается отдельно по каждому случаю?

- Это решает организация - фондообразователь. В госархив, как правило, передаются рассекреченные документы. Хотя, там же много документов, которые переданы в 20-х, 40-х годах. Когда-то на них был наложен гриф "секретно" и он сохраняется, пока не будет официально снят. Для этого создается специальная комиссия по рассекречиванию с участием фондообразователя и ФСБ.

- Есть срок давности, после которого документ рассекречивается.

- Это не всех документов касается. По Закону об архивах, 75 лет для персональных данных и 30 лет - гостайна.

- Проходит 30 лет, документ рассекречивается автоматически или должна собраться комиссия?

- Нет, автоматически не рассекречивается.

- Если комиссия 100 лет не соберется, он 100 лет не рассекретится?

- Получается, да. Комиссия должна работать регулярно, но, к сожалению, это не всегда так. Последние два года у нас они практически не работали. Сейчас на Общественном совете как раз рассматривается вопрос возобновления этих комиссий по рассекречиванию. Тем более, что архивы заинтересованы в посетителях. Последние рассекреченные документы в архиве касаются коллективизации и раскулачивания. Это 30-е годы. Срок давности давно истек и только 2-3 года назад часть из низ рассекретили.

- Документы остаются там же, но в открытом доступе? Их не публикуют?

- В архиве в печатном варианте выходит некий дополнительный указатель рассекреченных фондов. Это может быть и в интернете. Сейчас по линии центральных архивов есть большой список. Правда, там последняя дата стоит 2012 - 2013 годы. Это интересные документы, касающиеся деятельности Совнаркома, других органов исполнительной власти.

- У нас в гостях недавно был Роберт Латыпов, он говорил, что засекречено очень много документов времен гражданской войны, Отечественной войны и что сейчас приостановили рассекречивание. У меня письмо из госархива новейшей истории, в котором сказано, что последнее рассекречивание было в 2006 году - 9 лет назад.

- Это новейшей истории. В госархиве Пермского края попозже были рассекречивания. Почему не работали комиссии - это надо спрашивать у руководства агентства. Сейчас новое руководство и оно поставило вопрос о рассекречивании. Насколько широко и полно это будет представлено - будет известно позже.

Я не могу согласиться с Латыповым, что большие объемы по гражданской войне засекречены. Да, есть отдельные документы засекреченные. Сложнее с тем, что касается Великой отечественной войны. Там еще многое засекречено, но это больше касается центральных архивов. Там вопросы начала войны, подготовки к войне, готовил или нет Советский Союз превентивный удар - эти материалы закрыты. Рассекречиваются менее важные материалы.

- А по чьей инициативе собирается межведомственная комиссия?

- Инициатива должна принадлежать архиву.

- И с 2006 года не было инициативы?

- Я думаю, не было инициативы и не было сигналов со стороны Агентства по делам архивов, прежде всего. В планы Агентства на это год включен вопрос по рассекречиванию, в том числе, выработка некого положения.

- Если обращаются историки, которым нужны материалы, как им объясняли то, что комиссия не собирается?

- Они не объясняют, они говорят, что материалы закрыты, все.

- А какие материалы востребованы и засекречены? Приведите пример.

- Прежде, чем что-то требовать, надо знать какие есть засекреченные материалы. Исследователи в полной мере не знают этого. Ведь данные о засекреченных фондах не публикуются. Поэтому, здесь сложно судить, можно только предполагать.

- "Наибольший интерес исследователей вызывает финансовый отчет обкома партии, статистические отчеты, протоколы областных партийных конференций и пленумов, информация о состоянии преступности и общественного порядка, политических настроений в обществе" и т.д. Это из письма государственного архива новейшей истории.

На эти документы есть запрос, но комиссия не собирается. Нужен сигнал из ведомства?

- Сейчас он точно будет. Я думаю, что прежде особую инициативу не проявляли сами архивы, ну и Агентство заняло такую позицию выжидательную. Когда я работал еще в Москве, там в 90-е годы часть архивов была доступна, например, я смотрел фонды ГУЛАГа. Потом, через несколько лет, часть этих материалов снова оказалась закрыта. Без комментариев.

- По каким критерием принимается решение комиссии?

- Я в комиссии не работал, поэтому не могу точно сказать. Я знаю, что есть инструктивное письмо, которое прописывает параметры работы комиссии. Соответственно, там что-то говорится и о критериях. Еще могу сказать, что решающее слово принадлежит либо фондообразователю, либо представителю ФСБ.

- Слушательница пишет: В Великобритании проводят ежегодное рассекречивание. Для них это событие государственного масштаба, которое широко обсуждается в СМИ. Почему у нас не так?

- В этом отношении, мы - не Британия. У нас к этому другое отношение. Например, материалы, посвященные пугачевскому восстанию были до недавнего времени закрытыми и хранились в архивах ФСБ. Причина в том, что те, кто проходит по этим материалам, проходят по уголовным статьям, а не по политическим. Почти 100 лет прошло. Данные на тех, кто проходил по политическим статьям раскрыты, а эти не подлежат реабилитации и материалы не были доступны.

- Михаил Нечаев у нас на связи. Мы пытаемся разобраться как происходит рассекречивание документов в госархивах. Расскажите, по чьей инициативе собирается межведомственная комиссия?

- Во главе комиссии обычно стоит руководитель области или края - губернатор или уполномоченный на уровне заместителя губернатора. Естественно, он обладает определенными допусками и в состав комиссии входят люди, которые тоже имеют право на рассекречивание. К сожалению, комиссия работала с большими перерывами, начиная с 2000-х годов. Последняя комиссия была расформирована в 2006 году и по техническим причинам новая не была создана. За это время удалось рассекретить многие дела. По показателям рассекречивания пермские архивы выглядели очень хорошо. В частности, были рассекречены многие дела перестроечных лет - с 1985 по 1991 годы. Во многих архивах эти документы рассекретить не успели. У нас эта работа проходила интенсивно.

- Вы говорите, комиссия не собралась по техническим причинам. Это действительно так или это какой-то всероссийский тренд. Наши слушатели утверждают и предполагают, что по всей России заморозили рассекречивание.

- Вы в тренде, но речь идет не о том, что заморозили, а об ужесточении требований к рассекречиванию. Эти требования остаются. Это противоречит нашему архивному законодательству, в частности, новое законодательство вышло в 2004 году, где четко сказано о том, что те дела, которые необходимо рассекретить, они должны быть рассекречены. То есть, формального тренда нет. Речь, может быть, идет о том, что в 2006 году вышло постановление об ограничении доступа к архивно-следственным делам. Но это только часть архивного фонда. Это дела реабилитированных по 58 статье. Об этом было много разговоров, потому что там не был выделен важный момент - исследователи. Раньше к архивам допускались исследователи, имеющие определенный допуск. Они могли смотреть закрытые дела. Сейчас категория исследователей вообще отсутствует. К архивно-следственным делам допускают родственников или по их разрешению. Об этом говорили. Но это капля в море архивных дел.

- Собралась комиссия. По каким критериям принимается решение рассекретить или нет и кто имеет решающее слово?

- Должны быть постановления на уровне Пермского края. Речь идет об аппарате правительства и губернатора. А почему вы не спрашиваете как мы работаем с делами, которые мы рассекретили?

- А давайте мы вас спросим. Расскажите.

- Дела не так востребованы оказались. Исследователи могут сколько угодно стенать по поводу недоступности документов. На самом деле, огромный пласт рассекреченных документов не находит исследовательского интереса среди пермских историков. Например, в Великую отечественную были так называемые особые папки. Они рассекречены. Раньше историки объективно не моги написать о том, как работали наши предприятия, какова была обстановка в годы войны. Вот дела открылись. Где историки? Там содержится огромный материал, очень важный для нашего общества.

- Леонид Аркадьевич, в комиссию по рассекречиванию входит губернатор либо его представитель. Но, все-таки, кто имеет решающее слово?

- Я думаю, очень весомо слово органов, которые отвечают за безопасность и сохранность гостайны.

Слушательница Лилия Васильевна: Я бывший малолетний узник фашистских лагерей. Я пишу книгу о своем пребывании в плену. Я обратилась в ФСБ с просьбой показать материалы на нашу семью - мама, брат и я.

- Материалы, касающиеся только ваших родственников?

Слушательница: Да. Мне отказали, сказали, что это государственная тайна. Какая тайна? Мне было шесть лет, братику год. Рассекретили эти документы или нет?

- Это ведомственный архив ФСБ. У них свои инструкции. Я помню, было время, когда даже открывали двери и этого архива. Это было начало 90-х. Нам показывали очень интересные дела. Но потом, к сожалению, все ушло. Они какие-то материалы передают, но они касаются тех, кто был репрессирован и реабилитирован. Но попасть туда сложнее, чем даже в московский архив.

- Что надо было делать женщине, чтобы ей предоставили информацию?

- Могу только сказать, что надо вновь обратиться в архив. Процесс рассекречивания и у них идет. Когда-то больше рассекречивают, когда-то меньше. Проблема остается. Тот же вопрос, который поднял Михаил Геннадьевич - материалы по Великой отечественной войне. Если их рассекретить, очень многие спорные, дискуссионные моменты, касающиеся начала и хода войны, были бы сняты. Споры потому и есть, что не хватает документов, опираются на воспоминания.

- Некоторые вещи могут быть очевидным и всем понятными, но без подтверждающей бумажки считаются недоказанными. Не кажется ли вам, что приостановка рассекречивания связана с нынешней истерией по патриотизму? Может быть, рассекречивание этих документов может больно ударить по патриотическим чувствам наших сограждан?

- Некоторая тенденция к ограничению рассекречивания началась еще до всплеска патриотизма. Хотя, наш Общественный совет и Агентство продвигает идею открытого архива. Намечена разработка некого положение о рассекречивании, с учетом нормативных документов. Не все зависит от самих архивистов.

- Мы поняли откуда идет отмашка, по вашему мнению. Замедление рассекречивания есть.

- Ну да, по той же войне, если рассекретить, многое может оказаться не таким, как сейчас представляется.

- Не очень удобного? Не очень героического? Не очень порядочного по отношению к народу?

- Есть же известный факт - в начале перестройки Волкогонов, генерал, который возглавлял Институт военной истории, выдвинул идею и сформировал рабочую группу по написанию полноценной истории ВОВ и Второй мировой войны. Ведь на Западе созданы 40 - 60 - томные истории этой войны, а у нас 12-томник. Волкогонов хотел создать более полную историю. Как директор института, он имел доступ ко многим материалам. Они представили макет первого тома, где рассказывалось лишь о том, что накануне войны происходило. Генштаб все это зарубил, комиссию распустили. Он как раз собирался все капитально исследовать.

Агентство, Общественный совет, архивы заинтересованы в рассекречивании. Кстати, есть такой житейский вопрос - работа в комиссии по рассекречиванию закрывает возможность выезда за рубеж.

- Прокомментируйте слова Нечаева о том, что историки не интересуются рассекреченными материалами. Может быть, они просто не всегда знают что там рассекречено?

- Я с ним не могу согласиться. Соглашусь скорее с вами - не всегда знают, что рассекречено. В архивах принято публиковать некую сводку рассекреченных документов и выкладывать в открытом доступе.

- Открытый доступ - это сайт архива?

- Каждый архив имеет свой сайт, но там сводку не всегда публикуют. Кроме того, в печатном виде это оформляется. Когда исследователи будут знать, что рассекречено, интерес будет.

- Как вы думаете, сколько лет должно пройти, сколько поколений, чтобы про Великую отечественную войну рассекретили все. Я думаю, что сейчас документы про Ледовое побоище рассекретили бы легко, если бы они были.

- Вопрос сложный. Например, почему приостановили рассекречивание некоторых документов по гражданской войне? Я столкнулся с этим, когда ездил в Тюмень на конференцию. Дело в том, что в Тюмени и в Западной Сибири было самое масштабное крестьянское восстание. Оно охватило огромную территорию. И там историки рассказывали почему прекратили рассекречивание материалов о нем. Когда начали рассекречивать и публиковать, потомки тех, кто противостоял друг другу в те годы - красных и зеленых, начали выяснять отношения друг с другом. не думаю, что где-то в Европе это возможно. У нас возможно.

- Ваш пример говорит о том, что смысл в приостановке рассекречивания вполне может быть.

- Для широких масс. А для исследователей - другое дело. Например, те же архивно-следственные дела... исследователям часто не так важны фамилии, как некие факты, тенденции, статистика. Для журналистов - другое дело, для них там может найтись много горячих фактов. Например, работая в архиве я сталкивался с фактами того, что многие представители пермской интеллигенции волей или неволей были стукачами. Я уже не говорю о священниках - там 90% и более. Другое дело, что они давали подписку работали/не работали - это уже другой вопрос, но сам факт. 

Источник

 

Поделиться:

Рекомендуем:
| Реконструкция Мемориального музея «Следственная тюрьма НКВД»
| «Дело врачей». Выставка в Музее истории ГУЛАГа с 5 апреля по 30 июня 2024 года.
| Не «обижать» старую общественность. Луначарский, Рыков и заслуженные артисты
ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВОЕННОПЛЕННЫХ
Воспоминания узников ГУЛАГа
Ссылка крестьян на Урал в 1930-е годы
| Из когорты одержимых
| Невольники XX века
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus