Как сняли с самолета, дали 15 суток, а потом завели уголовное дело на бывшего сотрудника «Пермского Мемориала»* (и при чём здесь Солженицын) 


Источник

05.04.2024


4 апреля Индустриальный районный суд Перми приговорил Александра Чернышова к трём годам лишения свободы условно. Председателя Центра исторической памяти обвинили в «покушении на контрабанду культурных ценностей». Якобы он, «осознавая преступный характер своих действий», собирался вывезти за границу архив ликвидированного властями «Пермского Мемориала»*. Дело на Чернышова завели в мае 2023 года, с тех пор он находился в СИЗО.


 

Рассказываем известные подробности этого дела.

Спецоперация в Шереметьево

5 мая 2022 года в аэропорту Шереметьево полицейские задержали Александра Чернышова. После прохождения паспортного контроля на авиарейсе в Стамбул председатель пермской общественной организации якобы «размахивал руками и матерился», поэтому его доставили в отделение полиции.

Правоохранители составили протокол об административном правонарушении — мелком хулиганстве, и Химкинский райсуд дал ему 15 суток ареста. Через неделю жалобу на арест Чернышева рассмотрел Московский областной суд. Адвокат просила приложить к делу характеристики от соседей и прихожан церкви, куда ходил Александр. Но судья все ходатайства отклонил и оставил его в спецприемнике.

Во время апелляции стали известны некоторые детали задержания Чернышова. Записей с камер наблюдения аэропорта не было, потому что они были отключены. Камеры также не работали и в комнате пограничной службы.

По сути, Чернышова арестовали на основании показаний свидетелей: сотрудницы отдела МВД в аэропорту, которая зарегистрировала «нарушение» и сотрудника полиции аэропорта, который проводил арест.

Александр Чернышов должен был выйти из спецприемника 20 мая. Встречающие друзья его так и не дождались. Позже выяснилось, что пока Чернышов в Москве отбывал административный арест, в Перми на него завели уголовное дело. Поэтому сразу по окончании срока его отправили в родной город, где сотрудники ФСБ предъявили обвинение по статье о попытке контрабанды культурных ценностей — архива «Пермского Мемориала»*. Александра Чернышова отправили в СИЗО.

Разгром и обыски: что предшествовало задержанию

«Пермский Мемориал»* был ликвидирован весной 2022 года — после начала специальной военной операции. Его руководитель Роберт Латыпов** покинул страну. В Перми была создана другая организация, занимающаяся увековечиванием памяти жертв политических репрессий — Центр исторической памяти (ЦИП). Ее возглавил бывший сотрудник «Пермского Мемориала», историк Александр Чернышов.

В марте 2023 года в офис вновь созданной организации, на квартиру Чернышова и другую квартиру, где хранились документы ликвидированной организации, нагрянули силовики.

Сотрудники центра «Э» изъяли у Чернышова личный телефон, из офиса — рабочий компьютер, документы, книги, визитные карточки, на которых были данные иностранных граждан. А из квартиры, где хранились документы, забрали практически всё, в том числе экспонаты передвижных выставок, посвященных теме политических репрессий. Самого Чернышова доставили в отделение, где он провёл несколько часов.

Спустя два месяца, в мае 2023 года произошло задержание в Шереметьево и две недели административного ареста, а накануне того, как Чернышову предъявили обвинение по уголовному делу, сотрудники ФСБ и полиции провели массовые обыски у пермских общественников, журналистов и юристов. Изымали телефоны и компьютеры. Говорили, что ищут некие архивные документы «Пермского Мемориала»*. Видео с людьми, к которым ранним утром вломились силовики, «слили» в федеральные СМИ.

Было ясно, что цель веерных обысков и их трансляция — это попытка запугать и создать дискомфорт в правозащитной среде Перми.

Уголовное дело о «попытке контрабанды культурных ценностей»

Итак, пока Александр Чернышов находился в московском спецприемнике, в Перми краевое УФСБ завело уголовное дело о «покушении на контрабанду культурных ценностей» (ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 226.1 УК РФ)

Версия следствия такова: у Роберта Латыпова** «возник преступный умысел на незаконное перемещение через границу культурных ценностей в крупном размере». Он уговорил бывшего сотрудника «Пермского Мемориала»* Александра Чернышова собрать, упаковать и отправить в Германию архивные документы ликвидированной организации.

При этом, по мнению следствия, оба, и Латыпов** и Чернышов, осознавали, что эти документы являются культурной ценностью и стоят свыше 100 тысяч рублей, то есть квалифицируются как «крупный размер».

Кроме того, следствие считает, что Чернышов обладает некими «знаниями и опытом в сфере архивного дела». Поэтому он понимал, что его действия повлекут уголовную ответственность.

После того как Латыпов** уговорил Чернышова, тот собрал пять коробок документов, которые 10 марта 2023 года были переданы транспортной компании для отправки в Москву, откуда они каким то образом должны были попасть в Германию. Однако полиция перехватила эти документы.

Затем экспертиза признала изъятый архив «Пермского Мемориала» культурной ценностью, стоимостью свыше 100 тысяч рублей. Поэтому ФСБ и завело уголовное дело о «покушении на контрабанду культурных ценностей в крупном размере».

Такие разные экспертизы

После того как Александру Чернышову присвоили статус подозреваемого по уголовному делу началась череда судов по избранию меры пресечения. Защита пыталась добиться домашнего ареста, но все усилия были тщетны: каждый раз судьи продляли срок нахождения в СИЗО. На одном из таких судебных заседаний выяснилось, что будучи в тюрьме Чернышов подписал некое досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием и «полностью признал вину».

Параллельно адвокат Роберта Латыпова**, пыталась оспорить уголовное дело в отношении своего подзащитного. Она считает, что у следствия не было оснований к возбуждению уголовного дела.

В основу дела легли экспертизы, которые позволили следствию объявить архив «Пермского Мемориала»* культурной ценностью и заявить его стоимость. Это важно, потому что статья по которой обвиняются Латыпов** и Чернышов, подразумевает ответственность, только если документы, которые они якобы пытались вывезти за рубеж, имеют культурную ценность и их стоимость выше 100 тысяч рублей.

Первая экспертиза была проведена ещё в марте 2023 года сотрудниками Пермского архива социально-политической истории, которые не были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. В обосновании своих выводов специалисты архива не привели описания методов исследования, а также ответили на правовые вопросы, которые могут быть разрешены только судом. Кроме того, отсутствует дата проведения экспертизы, сведения об экспертном учреждении, а также образование экспертов, специальность, стаж работы и другие данные, которые обязательны в таких случаях.

Перед самым возбуждением дела в мае следователь ФСБ назначила ещё одну экспертизу документов и поручила ее эксперту из Казани Эльвире Амерхановой, которая выделила из общего количества документов 30 листов, на которых есть рукописные пометки Роберта Латыпова**. Эти несколько технических документов она приравняла к «Конспиративным письмам» Александра Солженицына, написанным в 1966-1973 гг., на том основании, что и «Мемориал» и Солженицын являются Нобелевскими лауреатами. Рукописные тексты писателя на одном из аукционов стоили 380 тысяч рублей — значит и документы пермской организации стоят столько же.

Однако, сделанные выводы Амерханова предоставила как «заключение специалиста», а не как экспертизу. Но у «специалиста» и «эксперта» разный объем прав и обязанностей и разные полномочия.

Таким образом, защита Роберта Латыпова** считает, что на момент возбуждения уголовного дела в материалах проверки не содержалось доказательств о том, что документы «Пермского Мемориала»* имеют культурную ценность и могли быть объектом покушения по статье 226.1 УК РФ, как запрещенные к вывозу.

Кроме того, в сентябре 2023 года, была проведена ещё одна, третья экспертиза, которая вообще противоречит предыдущим заключениям.

Эксперт Марина Ларионова (Екатеринбург) среди сотен документов нашла один, который был создан в 1966 году и, естественно, не имеет отношения к документообороту организации так как «Пермский Мемориал»* был создан в 1989 году и все его документы не старше 35 лет. Тем не менее, Ларионова сделала вывод, что если одна бумага старше, то и весь архив укладывается в возрастной критерий.

По закону, чтобы считать документ «культурной ценностью», он должен быть старше 50 лет. Это следует из постановления Правительства РФ № 1425: «Движимые предметы соответствуют культурным ценностям — архивным документам, имеющим историческое и (или) культурное значение, — созданные 50 лет назад и более рукописи, документальные памятники, архивные документы (в том числе кино-, фоно-, фото-, аудио-, видеоархивы)».

Что касается суммы, указанной в новой экспертизе, то там значится - 530 тысяч рублей. Но методика определения стоимости не описана.

Сам бывший руководитель «Пермского Мемориала»* Роберт Латыпов** говорит, что никто не собирался вывозить документы из страны. Их отправили из Перми в Москву, где эксперты должны были провести их оценку. После того, как «Пермский Мемориал»* был ликвидирован, статус этих документов стал неясным. Для того чтобы определить какие бумаги несуществующей уже организации стоит сохранять, а какие нет, и предполагалась экспертная оценка.

Латыпов** считает, что в уголовном деле о покушении на вывоз документов за границу нет состава преступления. А Чернышов, который почти год находится в СИЗО, — главный пострадавший в данной ситуации:

«Его принуждают к самооговору, так же как и к оговору в мой адрес. Он явно находится под давлением. В любом случае, происходящее — это очевидное давление на пермских правозащитников, кто ещё продолжает свою героическую работу в России, и на всех тех, кто осуждал и осуждает советский государственный террор. Убеждён, что нас преследуют по политическим мотивам».

Педагог, историк, мемориалец

Александр Чернышев родился в 1972 году. Окончил Пермский институт искусства и культуры по специальности «режиссура театрализованных представлений». Долгое время работал педагогом-организатором в пермской школе № 22.

Историей родного края увлекся в начале 2001 года. В сфере его интересов: история семьи, пермской школы № 22, история политических репрессий в Верхнекамье, города Перми в годы Великой Отечественной войны, история церкви в Пермском крае. Автор ряда статей.

В начале двухтысячных он был участником поисковых экспедиций, связанных с изучением истории политических репрессий в Чердынском районе. Тогда же стал сотрудничать и с «Пермским Мемориалом»*, а в 2013 году стал научным сотрудником организации.

Александр курировал проект «Последний адрес», организовывал экспедиции в бывший спецпосёлок Галяшор, где захоронены спецпереселенца из Литвы и Польши. В 2022 году, после ликвидации Пермского Мемориала стал руководителем вновь образованной организации «Центр исторической памяти».

В 2023 года как минимум по двум адресам в Перми таблички «Последнего адреса» были сорваны, памятник с именами похороненных спецпереселенцев в Галяшоре весной 2023 года был снесён. В июле «Центр исторической памяти» был оштрафован на 300 тысяч за дискредитацию вооруженных сил.


* «Пермский Мемориал» не был признан иностранным агентом, но входил в структуру организации, внесенной в реестр иноагентов. Был ликвидирован Минюстом РФ.

** Роберт Латыпов внесен Минюстом в реестр «иноагентов».

Поделиться:

Рекомендуем:
| Открытие выставки "Стихи – это судьба, не ремесло... ". Варлам Шаламов.
| Документальный фильм «Карлаг. Должность: художник»
| 14 июня 1994 года в Армении был принят закон о репрессированных
Список «12 километра»
Ссылка крестьян на Урал в 1930-е годы
Что отмечено на Карте террора и ГУЛАГа в Прикамье
| «Нас, как собак, покидали в телегу…»
| Это не власть, а преступники
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus