Мемориал в Пятихатках


Источник

06.11.2023

Пятихатки – место памяти из того же списка, что и Катынь, и Медное. На северной окраине Харькова, рядом с районом Пятихатки, на территории лесопарка в безымянных ямах захоранивали жертв советских репрессий, расстрелянных в годы Большого террора в Харьковском областном управлении НКВД. Здесь же захоронены пленные польские офицеры (кадровые и офицеры запаса) – узники Старобельского лагеря НКВД, расстрелянные в апреле-мае 1940 года в комендатуре Харьковского областного управления НКВД – 3820 человек, среди них и капитан Якуб Вайда, отец знаменитого польского режиссера театра и кино Анджея Вайды.

Мемориальный комплекс на месте массовых захоронений был открыт 17 июня 2000 года в присутствии президентов и министров обороны Польши и Украины. Мемориальное Польское военное кладбище в Харькове, как и кладбища в Катыни и Медном, было построено по проекту скульпторов Здзислава Пидека и Анджея Солтыги и архитекторов Веслава и Яцка Сынакевичей. Мемориал был построен на средства польского государства, в основном на деньги правительства, выделенные Совету по охране памяти борьбы и мученичества, а также собранные катынскими семьями и Польским Катынским фондом.

У главного входа установлены барельефы с изображением польского воинского орла и герба Украины. Через кладбище ведет дорога, вымощенная базальтовой плиткой. Между входом и территорией кладбища установлены символы четырех религий, к которым принадлежали убитые. Перед входом на территорию мемориала стоит памятный знак с надписью на польском, украинском и русском языках, воздвигнутый в 1991 году Харьковским горсоветом.

Место могильных ям, в которых первоначально лежали останки жертв, отмечено насыпными холмиками, на которых стоят чугунные кресты, на польских могилах – римско-католические, на украинских – православные. На кладбище есть алтарный комплекс с колоколом памяти и чугунной стеной, на которой выбиты фамилии 3820 расстрелянных узников Старобельского лагеря, и аллеи с индивидуальными мемориальными табличками. На украинской алтарной стене увековечена память 2746 известных по фамилиям советских граждан, жертв сталинского террора.

Впервые захоронение было выявленр в 1969 году, когда школьники из Пятихаток случайно нашли просевшие ямы в лесопарке недалеко от поселка. Решив провести тайные раскопки, они отыскали обручальные кольца, золотые коронки зубов, пуговицы с изображением польского герба и т.д. Эти предметы находились вместе с черепами и костными останками, в изобилии лежащими в яме раскопа.

«Эти школьники-кладоискатели, – сказано в подписанной 7 июня 1969 года председателем украинского КГБ Виталием Никитченко совершенно секретной справке за №?297/н, направленной первому секретарю ЦК Компартии Украины Петру Шелесту и председателю КГБ СССР Юрию Андропову, – учинив самодеятельные раскопки какой-то таинственной ямы в лесу возле своего поселка, неожиданно обнаружили там целое массовое захоронение». О чем еще 2 июня 1969 года УКГБ по Харьковской области и получило «сигнал». Проверив его, харьковские чекисты зафиксировали в лесу близ Белгородского (теперь – Харьковское) шоссе множественные провалы, в одном из которых виднелись кости и черепа людей, а также «остатки обуви иностранного производства».

«Установлено, – информирует далее генерал Никитченко, – что в указанном месте в 1940 году УНКВД по Харьковской области было захоронено значительное количество (несколько тысяч) расстрелянных офицеров и генералов буржуазной Польши, останки которых и обнаружены детьми при случайных обстоятельствах».

Школьники невзначай обнаружили место тайного погребения нескольких тысяч польских военнопленных из Старобельского лагеря (Луганская область), вывезенных оттуда и расстрелянных чекистами.

Из той же секретной справки от 7.VI.69 года:

«Нарушенная могила восстановлена, и образовавшиеся провалы земли будут засыпаны.

Считаем целесообразным разъяснить населению в окружении, что в период оккупации немцами Харькова карательные органы Германии в указанном месте производили захоронения без почестей расстрелянных за дезертирство и другие преступления солдат и офицеров немецкой и союзных с ними армий. Одновременно в этом же месте захоронены немцами умирающие от различных опасных инфекционных заболеваний (тиф, холера, сифилитики и т.п.), а поэтому указанное захоронение должно быть признано органами здравоохранения опасным для посещения. Это место будет обработано хлорной известью, взято на карантин и в последующем засыпано грунтом.

Просим санкционировать проведение указанных мероприятий».

Рассекреченные позже архивные документы позволили установить последний путь из Старобельска в Харьков польских офицеров. Пленных приводили на железнодорожную станцию Старобельска под усиленным конвоем. Эти вагоны прицепляли к паровозу, который отправлялся в Харьков. Офицеров привозили на Южный вокзал в Харькове и автобусами, «черными воронами» отвозили на улицу Чернышевского, где содержали во внутренней тюрьме НКВД. Пленных ежедневно переводили из внутренней тюрьмы подземным переходом в комендатуру, где расстреливали и сбрасывали тела в кузова полуторки. Машина ехала в 32-й район лесопарковой зоны Харькова в полутора километрах от села Пятихатки и там тела закапывали.

А тогда, в 1969 году, оперативно проведя дознание, украинские чекисты выявили пенсионера КГБ Галицына, работавшего в 1940 году шофером в Харьковском УНКВД. Он и рассказал в деталях и о технологии расстрелов, свидетелем которых был, и об участии в перевозке тел и захоронении расстрелянных поляков.

Он сообщил также, «что на этом месте могли быть захоронены и советские граждане, а также при эвакуации УНКВД были зарыты различные предметы личного обихода, конфискованные при арестах в 1937–1938?гг.». В документе названы и имена некоторых из тех, кто мог быть непосредственным участником, а, возможно, и исполнителем этих расстрелов, находившихся на тот момент в здравии.

И уже из другого документа: «…было принято решение о ликвидации спецобъекта путем применения химикатов – чешуйчатого технического едкого натрия. Ликвидация спецобъекта будет осуществлена под видом строительства специального объекта КГБ, в связи с чем УКГБ по Харьковской области возбудит ходатайство перед Харьковским облисполкомом о выделении земельного участка».

На участке был возведен санаторий-профилакторий УКГБ по Харьковской области. Долгие годы вход в это место был закрыт, там стояла охрана, а вокруг был высокий деревянный забор с колючей проволокой.

Советский Союз признал вину в убийстве пленных польских офицеров только полвека спустя. Первое официальное признание катынской трагедии произошло в Украине, причем еще в советское время, по инициативе местного КГБ, поддержанной республиканским партийным руководством, в 1989 году. Этому предшествовали такие события. Группа харьковчане собрала артефакты, свидетельствующие о расстрелах поляков в Харькове и тайно передала в Польшу. Их после этого допрашивали в КГБ, но времена были уже иные. Польское руководство потребовало разъяснений. В феврале 1989 года Харьковской областной прокуратурой было открыто уголовное дело по факту смерти людей в найденных захоронениях.

Но вскоре после официального признания вины Михаилом Горбачевым на встрече с  Войцехом Ярузельским дело было передано для расследования Главной военной прокуратурой СССР. В 1989–1991 годах в расследовании участвовали польские следователи под руководством замгенпрокурора Польши Стефана Снежко. В 2004 году, уже в российской главной военной проеуратуре,  дело было прекращено. Из 183 томов дела польской стороне были переданы копии 148 томов, так как остальные 35, по словам военного прокурора, «содержат персональные данные, которые не представляют интереса для польской стороны».

Летом 1991 года советской Главной военной прокуратурой с участием польских специалистов силами военных частей Советской армии была проведена частичная эксгумация в Пятихатках. 6 августа 1991 года эксгумация была закончена и остатки перезахоронены. Затем в ходе зондировочных изысканий и раскопок, осуществленных тремя экспедициями польских специалистов в период 1994–1996 гг., были установлены и изучены все 15 могильных ям с останками польских военнопленных. Оценка числа захороненных людей в этих могилах составила около 4300. Превышение этой оценки над установленным по советским архивным документам числом 3820 расстрелянных военнопленных из Старобельского лагеря привело к предположению, что там захоронены также останки некоторого числа из 3435 польских заключенных из тюрем западных областей Украинской ССР, убитых в той же расстрельной операции НКВД, осуществленной по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. Имена почти всех расстрелянных польских военнопленных из Старобельского лагеря значатся в архивных документах НКВД. На основании извлеченных из могильных ям в 1991, 1995 и 1996 годах личных бумаг пленников и их армейских опознавательных жетонов удалось независимым образом установить личности 84 захороненных офицеров (из них почти все значатся в архивных документах НКВД). Возле профилактория НКВД–КГБ обнаружили еще около 60 захоронений периода 1937–1939 годов, где нашли останки нескольких тысяч расстрелянных чекистами советских граждан. Их имена найдены в архивах «расстрельных» дел.

Мемориальный комплекс в Пятихатках посещается, за ним ухаживают, но музейной экспозиции пока нет.

23 марта 2022 года, после нападения Российской Федерации на Украину, на территорию Мемориала жертв тоталитаризма упали кассетные снаряды РСЗО «Смерч». Одна из них попала в бетонную ограду, две – на территорию самого кладбища. В постамент одного из крестов ударил корпус кассетного снаряда, осколки которого разрушили, среди прочего, часть мемориальных табличек с фамилиями жертв и сбили на землю один из крестов, который впоследствии был возвращен на место.

Фото: foto-history.livejournal.co, karta.psmb.ru, katynpromemoria.pl, 2day.kh.ua

Поделиться:

Рекомендуем:
| Как появилось гражданское общество и что оно может делать в России сегодня? / Григорий Юдин*
| Георгий Демидов «Писатель». Аудиокнига. Читает Дмитрий Назаров
| Следы строительства канала Москва–Волга (им. Москвы) в Дубне
Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929–1953)
Чтобы помнили: трудармия, лесные лагеря, Усольлаг
ПАЛАЧИ. Кто был организатором большого террора в Прикамье?
| «Отец – революционер, дочь – контрреволюционерка»
| Мы думали, что Сталин ничего не знает
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus