Гражданский раздел:

«Пермь-36»: уничтожение памяти


Александр Калих

Ситуация вокруг "Перми-36", к сожалению, подошла к логическому концу. Вся гадость, которая в стране происходит, отражается в этой маленькой истории как в зеркале: слабовольный губернатор, который крутится, вертится и в итоге поддается давлению коммунистов; бывшие охранники зоны пишут историю ГУЛАГа (нет, это не метафора)...

Сколько дирекция АНО "Пермь-36" ни убеждала губернатора Виктора Басаргина, сколько мы ни требовали (а мы собрали более 70 тысяч подписей), было принято решение сменить курс. Теперь "Пермь-36" - это музей, в котором рассказывается о тяжелом и благородном труде доблестных сотрудников ГУЛАГа, о том, какие технологии применялись, чтобы оградить великий народ от пятой колонны и разных нацистов с Украины.

Вообразите - это серьезно! Первая выставка в новой "Перми-36" посвящена именно этому: средства охраны, технические способы содержания подлых националистов, фашистов, изменников Родины.

В октябре было совещание с участием Михаила Федотова и Владимира Лукина. На нем, кажется, нашли общий язык с администрацией, оставалось только оформить договор об общественно-государственном сотрудничестве. Потом пар вышел, все замолчали, начались закрытые встречи, давление... Это странная история. Вроде бы на обсуждениях в администрации президента говорилось о необходимости сохранить музей в том виде, в котором он существовал, закончить волокиту. Было много обещаний. Но в дело вмешались какие-то «невидимые силы». Это стыдно и грязно.

Людей довели до той ситуации, в которой они не могли принять иное решение, кроме самоликвидации. Помимо постоянных попыток придать АНО статус иностранного агента, помимо бесконечных придирок и штрафов, главной причиной стала жажда нового руководства сменить курс музея, сделать его не о том.

Весь скандал начался, когда пошла речь о том, что "Пермь-36" войдет в федеральную программу увековечения памяти жертв политических репрессий. Это обещало финансирование на уровне 500 млн рублей. Дальнейшее было похоже на рейдерский захват: в срочном порядке создали государственную организацию без ведома общественной организации, сменили директора музея, а уже потом проинформировали АНО "Пермь-36". Хотя именно общественная организация создавала этот музей, она его выстрадала, а я лично укладывал первые камни.

ekspozitsiya_v_barake_Perm_36

Сейчас стоит вопрос, быть «новому» музею памятным местом или не быть. Судьбой культурного объекта интересовалась ЮНЕСКО: на выходе было решение придать "Перми-36" мировой статус памятника истории. Как будет вести себя пермский "Мемориал"? На заседании международного "Мемориала" 19-20 марта мы выступим за то, чтобы музей с его теперешним курсом не попал ни в программу увековечения жертв репрессий, ни в список ЮНЕСКО.

Пермь когда-то называли столицей гражданского общества. Сейчас это захудалое место. Как, впрочем, и вся Россия. История с "Пермью-36" вписывается в окружающий фон, во все, что сейчас в России происходит: война, убийство Немцова... Дышать тяжело.

Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| «Пожалуйста, найдите дело моего отца и дайте мне правдивый ответ»
| Благодарности-2017
| Историческая политика в России: почему она разобщает, а не объединяет
| Мемориальские хроники. Июль 2017
| «Осужденным к расстрелу рубили головы топором...». Зачем Сталин устроил Большой террор и утопил страну в крови?
| Без отцов и Дмитриева. Сироты Сандармоха вспоминают расстрелянных родственников
| Стена скорби — между нами
| «В 1930-е годы люди ещё помнили, как жили до революции». Историк Сергей Шевырин о мотивах Большого террора
| Акция памяти жертв Большого террора прошла в Перми
| Стыдные вопросы про 1937 год. Что такое Большой террор? Для чего были нужны репрессии? Сталин лично отдавал приказы о расстрелах?

blog comments powered by Disqus