Исторический раздел:

Докладная записка старшего следователя Пермской окружной прокуратуры А.И. Александрова Пермскому окружному прокурору о недостатках в проведении коллективизации и раскулачивания в Уинском районе Пермского округа


[Не ранее 2 марта 1930 г.][1]

[Пермский округ

Уральской области][2]

Секретно

 

Будучи на расследовании дел, связанных с перегибами в Уинском районе, мной установлено, что при проведении коллективизации и раскулачивания со стороны [как] районных, так и сельских работников, обнаружены явные искажения классовой линии и нарушения директив вышестоящих органов власти, в частности партийной линии. Так, например:

 

ПО КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ

Вовлечение в колхоз происходило через массовое запугивание. На собраниях говорили: «Выселим на Курмакаш[3], земли не дадим, имущество отберем, не будем давать молоть на мельницах, давать товаров» и т.д. Запись в колхоз происходила без ведома членов двора, как якобы под видом сплошной коллективизации. Отказывающимся от вступления в колхоз говорили: «У нас сплошная коллективизация, а потому должны быть в колхозе все» (Екатерининский с/совет). 22 декабря 1929 года за № 1432 райисполкомом за подписью члена Президиума секретаря РИКа СМИРНОВА, зав. райземчасти КАЗАКОВА и райагронома ПЕРМИНОВА на места была дана директива по сплошной коллективизации, в коей предполагается заявления принимать не от тех, кто желает вступить в колхоз, а от тех, кто не желает, как якобы для устранения излишней формальности при коллективизации. Были случаи, когда выходящим из колхоза на заявлениях писали «отказать» или «воздержаться».

Из технического совещания при земчасти Уинского РИКа 26 февраля 1930 года было вынесено решение о том, чтобы все хозяйства, не могущие быть приняты в колхоз[4], переселить на неудобные земли Курмакашинского, Ломовского и Арестанского с/советов с представлением земли по потребительской норме. В общем, получается так, что все единоличники землю должны получить единым массивом с переселением их в указанные сельсоветы.

Обобществление скота производилось на спешку. Со стороны райисполкома, в частности, предриком СЫРВАЧЕВЫМ[5] по телефону председателем с/советов было предложено обобществить немедленно. А на местах говорили: «Веди безоговорочно», на основе чего и производилось обобществление без всякого учета обстоятельств и приспосабливаемости скотских дворов. Скот находился в хаотическом состоянии, в неприспособленных скотских дворах, на привязи веревок. В результате в Михинском с/с задавилась корова, Екатерининском пропало 2 овцы, [в] Медянском [сельсовете] – 28 овец, жеребец-производитель и корова.

Поскольку вовлечение в колхоз шло через запугивание, по неволе работники гнались за количеством, а не за качественным улучшением состава колхозов. Таким же образом производилось обобществление скота как крупного, так и мелкого, вплоть до овец, причем имелись случаи обобществления кур, а с сельхоз. инвентарем обобществлялись и швейные машины. По ряду сельских советов проведено принудительное массовое изъятие продуктивного хлеба через производство обысков и без учета классового принципа, причем также имелись случаи изъятия хлеба из амбаров в отсутствия членов двора с поломкой замков и испугом детей, выворачиванием половиц. В некоторых с/советах приводились обыски по два раза у каждого двора. В последнем случае [обыски] проводились исключительно у бедняцкой части. По мнению работников, последние проводились в связи с тем, что кулацко-зажиточная часть могла спрятать хлеб у бедноты. Хлеб изымался весь, в некоторых случаях оставлялась норма из расчета на 5 м-цев, до 14 лет – по 1½ пуда на м-ц и после 14 лет – по пуду. Исходя из этого, среди населения имеется массовое недовольство. Притом дело дошло с обобществлением до того, что низовые работники считали все обобществленным. В результате со стороны экономии колхозов давались бригадирам распоряжения произвести учет продуктов, наряду с этим имелись изъятия яиц и масла, и мяса. На учет бралось положительно все, [учитывались] продукты вплоть до свежей рыбы. Колхозники озлоблялись до того, что настряпанные шаньги припрятывали, припрятывали яйца, масло и мясо.

С обобществлением скота без всякого спроса увозились с поля сено. В настоящее время большинство не знает, где его взять и кто увез. Увозили так, что не знают, кем увезено. Теперь колхозники по отношению колхозов заявляют так, что в колхоз нас теперь не загонишь. Но имеется большое желание, особенно у бедняцкой части, быть в колхозе, но не при таких условиях.

В момент развертывания коллективизации на 2-м райсъезде колхозов по докладу секретаря РК ВКП(б) ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВА[6] было вынесено решение следующего содержания: «Пункт IV. Быстрое развитие электрификации, а также и крупного машиностроения упирается в недостаток цветных металлов. [Это] ставит задачей развернуть широкую разъяснительную работу по передаче церковных колоколов в фонд индустриализации». Съезд высказывается провести эту кампанию в течение февраля с таким расчетом, чтобы можно было их представить на пристанционные пункты по хорошему санному пути Красным районным обозом[7]. На основе этого в сельских советах на общегражданских собраниях ставились вопросы о закрытии церквей, где настаивали категорически и вопрос ставили ребром, чем создали массовое недовольство. Так, например, в Чайкинском с/совете избач (секретарь ячейки) Ибанов Курбан самовольно закрыл мечеть, вывесил на купол красный флаг и в тот же день устроил вечер молодежи с гармошкой. Впоследствии в силу напора и требования населения мечеть пришлось возвратить. Характерно, что до этого в данной мечети не служили, а теперь произведено оформление религиозной общины и служат.

В Медянском с/сов.[8] собрание имело такой хаотический характер. Когда секретарем ячейки Ильиным был категорически поставлен вопрос о закрытии церкви и отобрании ключей, то масса, ринувшись к церкви, хотела бить в набат колокола, окарауливала ее целую ночь, а актив разгонял. Часть религиозников, разбежавшись по деревням, привели с собой массу религиозников. Примерно народу было собрано у церкви около 800 человек. После этого был слух с угрозой о необходимости разгона ячейками сельсовета толпой. В связи с такими действиями при просмотре заявлений о выходе [из колхоза] видно, что одной из причин выхода является религиозный вопрос. В заявлениях указывают, что при вступлении закрывать церкви не хотели, крестить ребят будут, а теперь оказалось иначе – потому просят исключить из колхоза.

Не менее важной причиной к выходу [из колхоза] в заявлениях указывают и по отношению к обобществлению продуктивного хлеба и продуктов и о всех творимых безобразных делах. На самом деле озлобление колхозников явилось на том, что у некоторых обыска под разным предлогом проводилось до 5 раз по обнаружению хлеба, мяса, яиц и т.д. Забирали даже веревки, как якобы к с/хоз. инвентарю. Масса заявлений о выходе есть и по причине невыдачи зарплаты по работе на лесозаготовках. За всю зиму получено колхозниками аванса от 3 до 6 руб. Полного расчета до сих  пор не произведено. По сведениям, имеющимся у меня, из учлеспромхоза нечего и получать, т.к. расчет производился через Райколхоз и экономию, которые из этой зарплаты взяли в погашение задолженности. Как, например, в тракторный фонд без уведомления колхозников взято 10 400 руб. Расчет согласно распоряжению Наркомтруда и ВСНХ от 23/1-[19]30 г. № 15  должен был производиться с каждым рабочим в отдельности. Этого же в Уинском районе не было. Расчет производился через экономии и расчет не приведен до сих пор. На основе этого создано массовое недовольство. Говорят так, что «работать работали, а денег нет, не на что купить спичек». Единоличник, кулак, антисоветский элемент, пользуясь этим, колхозникам говорит: «Единоличникам жить лучше, заработал и получил. Налоги уплатил. А у вас, колхозников, нет ничего».

В результате всех этих дел в Уинском районе из колхоза явился массовый выход. Из ранее бывших 6001 хозяйств теперь состоит 1465, притом часть из них колеблется. Да и остались крепкие хозяйства, не выходящие из колхоза потому, что боятся раскулачивания и репрессий, творимых в сельсоветах Уинского района.

До выхода обязательного постановления ОКРИКа скот у вышедших из колхоза задерживался в массовом виде. Выходило так, что все оставались без скота. Причем при массовом выходе пытались применять оставление имущества в неделимый капитал.

В Медянском с/совете по выходе статьи СТАЛИНА «Головокружение от успехов»[9] вместо того, чтобы разъяснить ее массе крестьянства, растолковать так, чтобы не повлияло на коллективизацию, избач секретарь ячейки Ильин выразился так, что статья СТАЛИНА – это просто статья, а не закон. А один из кандидатов партии, как видно политически неграмотный, [сказал]: «Она даже подписана секретарем, а не председателем». Тут же бывший агроном ПЕРМИНОВ сказал, что статья СТАЛИНА написана не для нас, а для заграницы.

В общем, статья СТАЛИНА затушевывалась для того, чтобы задержать отплыв из колхоза. Вместо массовой работы, которая не проводилась, а если и была, то брали на собраниях сгоряча, наскоком. Масса в клубе, избе-читальне статьи СТАЛИНА не видела, газеты припрятывались. Между прочим, на указанном собрании по отношению обобществления скота создался такой хаос, что две женщины, указывающие на статью СТАЛИНА по вопросу скота с газетой в руках пали в обморок, а учительницу ДМИТРИЕВУ избач ИЛЬИН довел до слез и назвал после выступления ее в прениях по ст[атье] СТАЛИНА «контрреволюционеркой», считая выступление ее контрреволюционным.

При проведении раскулачивания установлено явное искажение классовой линии и директив вышестоящих органов власти. К выселению были намечены маломощные средняки и средняки, платящие налог 1 р. 99 к., 3 р. 93 к., 4 р. 09 к., 7 р. 60 к., 8 р. 35 к., 8 р.65 к., 9 р. 35 к., 13 р. 25 к., 17 р. 25 коп. и т.д. Особенно это выявлено в Екатерининском с/совете и Медянском [сельсовете] (Причем побывать во всех с/советах не представилось возможным). Наряду с этим под раскулачивание попали и семьи красноармейцев ([в] Медянском [сельсовете] – 3 [семьи], [в] Екатерининском – 2, [в] Воскресенском – 1).

Раскулачивание, конфискация имущества у всех намеченных была произведена преждевременно. Несмотря на то, что персонально кто из намеченных будет выселен, окончательно не разрешался, а просто если было решение бедноты и партизан[10], то и являлось обязательным. [Это] никем не рассматривалось, хотя на местах были уполномоченные РИКа и РК ВКП(б), которые действовали так, как делали на местах, вернее знакомились, а указания к исправлению ошибок дано не было. Наоборот, секретарь РК ВКП(б) т. ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ, будучи в Екатерининском, Воскресенском, Медянском и др. с/советах, просматривая списки, не удосужился указать на ошибки, [не выявил] занесенных в списки к выселению средняков. В результате этого в Екатерининском с/с из 38 раскулаченных хозяйств, выселено только 2; в Медянском с/с из 33 хозяйств выселено 10. Остальным имущество возвращено. Имущество отбиралось все, вплоть до женских кос (волос), детских рубашек, спринцевальных кружек, чайных чашек, ложек, портянок и постели. Причем у некоторых изъяты были все продукты, без оставления печеного хлеба и муки. Часть продуктов съедалась на месте лицами, производящими раскулачивание. С раскулачиваемых снималась насильно одежда и обувь с ног, оставляли в рваной одежде, в чулках или худых опорках. Спать по изъятию имущества раскулачиваемым приходилось на голых досках, а пить из соседских чашек.

В описи имущество заносилось не все, по изъятии складывалось в склады без всякого порядка и учета в кучу. Был полный хаос. При возвращении имущества у многих ряд предметов из вещей, особенно из продуктов, не хватило, [т.к. было] растеряно, присвоено и разбито, а продукты растаскивались и съедались. Изъятие происходило ночью, врасплох, представлялась полная возможность присваивать [вещи] возчикам. Наряду с этим вещи раздавались и на месте изъятия лицами, приводящими раскулачивание, которые также не оставляли обиженными и себя. Так, например, Медянской коммуне имени Ленина за счет кулацкого имущества производилось ряд свадеб с наделением в виде приданного из конфискованного имущества. Все это происходило на глазах члена Президиума РИКа, члена бюро РК, начальника милиции ДУДИНА. Для свадьбы взято пропагандистом (член ВКП(б)) БЕЗДЕНЕЖНЫХ Константином Алексеевичем койка, матрац, две подушки и ряд других предметов. Им же за счет кулацких продуктов справлен обед. КЛИМОВСКИХ (член ВКП(б)), член коммуны, для свадьбы дочери [взял] войлок, одеяло, подушку, скатерти, ткань, полотенца и т.д. ЮШКОВ, член коммуны, [взял] войлок, одеяло, подушку, холста 22 аршина, скатертей и т.д. Для эффекта свадеб производилось катание на лошадях коммуны, выдача имущества происходила от б/председателя коммуны, члена ВКП(б) ЗАПЕВАЛОВА. Как примером может служить записка, писанная им, следующего содержания: «БОЧКАРЕВ (зав. складом), если есть сбруя для свадьбы и дай валенки Кузнецову. Запевалов». Таким же образом отдавалось и другим.

Секретарь ячейки ИЛЬИН, он же избач, перед раскулачиванием давал из своих уст активу следующую установку: «Настал 18 год, настало время расправляться с паразитами. Мы их выселим, а часть пойдет под порох». А уполномоченный РИКа, нач. адм. части ДУДИН Сергей Демидович на этом же совещании сказал: «Кампания ударная, а потому лучше перегнуть, чем недогнуть. При изъятии имущества нужно брать все, вплоть до портянок».

Во всех кампаниях работники Уинского района предварительно зарядку делали быв. партизанам, привлекая их к работе. Последние по-партизански и действовали.

Секретарь ячейки ИЛЬИН, лично проводя раскулачивание в Черемисском с/совете, изымал положительно все имущество. С ним же был председатель данного с/совета ШУБИНЦЕВ (кандидат ВКП(б)). ИЛЬИН и ШУБИНЦЕВ, изымая имущество, не оставили даже спринцевальную кружку и детские рубашки, требовали приготовлять им обед, поедали продукты на месте изъятия. Причем, будучи у ТУРОВЫХ, предназначенных к раскулачиванию и выселению, саму ТУРОВУ выгнали из дома на улицу (муж был на лесозаготовках), которой и пришлось жить у соседей, а впоследствии уехать к мужу. Причем ИЛЬИН и ШУБИНЦЕВ, пользуясь этим, часть имущества раздали, а остальное увезли в склад, а продукты ели сами. Съели жаркое, яйца и др. продукты. Характерно, что ШУБИНЦЕВ этот дом занял сам и жил в нем несколько дней на готовом столе. Перед раскулачиванием предлагал гр-ке ТУРОВОЙ сойтись с ним. ИЛЬИН же, одевая на гр. ДЕНИСОВА (батрака), конфискованную одежду пел: «Кто был ни чем, тот станет всем»[11]. А когда ДЕНИСОВ отказывался одевать, то сказал ему: «Если не оденешь, отправлю в село».

Будучи у других хозяйствах при раскулачивании ИЛЬИН обнажал револьвер, пристращивая пристрелить, женщин доводя своим грубым обращением до обморока. К ним приходилось вызывать фельдшера. Был случай, когда ТУРОВУ Ефросинию, беременную, толкал на землю в конюшне, в связи с чем последняя получила преждевременные роды. Были издевательские отношения и к другим хозяйствам.

Пропагандист БЕЗДЕНЕЖНЫХ, член ВКП(б), наряду с тем, что взял для свадьбы своей дочери вещи раскулаченных, кроме этого при раскулачивании грубо обращался: ругался нецензурными словами, снимал с ног валенки, ел жаркое, отбирал положительно весь хлеб, не оставляя ни куска. (Привлекается по ст. 100 УК).

В Медянском с/с из коллективизированных ранее 370 хозяйств теперь 63. Причем характерно, что зажиточные из колхоза не вышли. Из бедняков состоящих ранее [в колхозе] 124 хозяйств теперь [осталось] 29, середняков было 231, теперь – 26 хоз[яйств].

В Судинском с/с избач, секретарь ячейки ВКП(б) МАКСИМОВ при раскулачивании в 2-х местах в доме раскулачиваемых производил выстрелы из револьвера, систематически грубил с бедняцкой частью, некоторых из бедноты обзывал малоумными, а одной беднячке, обращающейся к нему, сказал: «На кой черт ты мне загнулась». По его распоряжению сломан замок у амбара у семьи кр[асноармей]ца КИСЕЛЕВА для изъятия хлеба. В связи с его действиями авторитетом совершенно не пользуется (привлекается по ст. 100 УК). Коллективизацию проводил путем запугивания.

По Екатерининскому с/совету привлекаются за перегибы 4 чел., из них председатель с/совета ШЕРСТОБИТОВ И.И. (член ВКП(б)), председатель колхоза ЧАЛОВ С.К. (кандидат ВКП), уполномоченный РИКа ИГОШЕВ И.П.  (член ВКП), бригадир по раскулачиванию б/парт. ПШЕНИЦИН В.А. Последний явно издевательски относился к раскулачиваемым. Так, например, изымая имущество у маломощного средняка ИГОШЕВА, платящего с/х налогу 7 р. 80 к., старуху 57 лет сдержал с печи и насильно снял шубу и валенки с ног, оставив в чулках и без одежды. ЧАЛОВ как председатель экономии колхоза был в то же время уполномоченным РИКа и РК ВКП(б). [Он] производил явно выходившие из прав действия, игнорирующие органы Советской власти и основу коллективизации, производил принудительно изъятие скота и хлеба с повальными обысками без ведома членов двора, давал распоряжения на производство и изъятие продуктов: мяса, масла, яиц и т.д., вплоть до рыбы. Так, например, у маломощн[ой] среднячки ТРЯССИНОЙ Марии Петровны была описана рыба на 1½ фунта. По раскулачиванию отбиралось все.

По Воскресенскому с/совету привлекаются 4 чел., из них секр[етарь] ячейки, избач СЕРОВИКОВ за запугивание массы. При проведении коллективизации на собраниях говорил: «Кто не вступит [в колхоз] – отправим туда, где пасет Макар телят. Земли не получите и т.д.». На одном из собраний актива заявил: «Я Вас не выпущу из комнаты до тех пор, покуда не запишетесь в колхоз». Так и сделал. При раскулачивании держал у себя изъятую гитару.

ФЕФЕЛОВ И.Я.  (беспарт.) при изъятии хлеба путем обыска выворачивал половицы, изъятие произвел в отсутствие дома членов двора при малолетних детях, коих перепугал.

ЛАКУНОВ[12] (канд[идат] ВКП(б)), будучи предс. правления с/х артели, производил у бедняцкой части путем обысков изъятие хлеба, скота, птицы, как якобы обобществленное, вплоть до овец и кур, чем создал массовое недовольство и сплошной выход из колхоза. Из состоящих ранее [в артели] 273 дворов теперь 68. При раскулачивании конфискованное  мясо брал для личного потребления, брал также масло и яйца.

Член правления артели зажиточный ЮЖАНИНОВ Г.Ф.  (беспарт.) для личного потребления взял мяса 13 килограмм, грубил с колхозниками (беднотой), называл их лоскутниками, препятствовал бедноте к вступлению в колхоз, говоря им: «Нам такого негодного элемента не надо». Не обращал внимания на вопросы колхозников, одного из колхозников, бедняка больного, послал безоговорочно на лесозаготовки, несмотря на требование фельдшера оставить его. У беднячки Бурцевой отбирал швейную машину для обобществления, тогда как свою лучшую держал дома у себя и не обобществлял.

Секретарь Седянской комсомольской ячейки СЕРОВИКОВ Филипп при раскулачивании съедал продукты, накладывая даже яйца себе в карман.

Член ВКП(б) ТИТОВ В.А.  (Медянский с/с) носил изъятые валенки.

Инспектор УРО в Уинском районе ШЛЯПНИКОВ А.Д. (член ВКП(б)) пользовался кулацким самоваром.

Уполномоченный окротдела ГПУ БЕРДНИКОВ носил изъятое пальто, не принял соответствующих мер предотвращения перегибов при раскулачивании.

Член партии в Медянке ЖУМАКОВ при раскулачивании пользовался продуктами раскулачиваемых.

При проведении раскулачивания в Уинском районе у раскулачиваемых при возвращении имущества не хватило ряда вещей, которые не возвращены до сих пор, не говоря уже о продуктах.

Характерная директива Уинскому РИКу дана окрисполкомом от 1 марта 1930 г. за № 4-4, в коей пункт 4-й говорит: «Немедленно полностью возьмите мороженое и соленое мясо кулацких хозяйств, разверните шире общественную работу о запрещении потребления мяса крестьянством впредь до выполнения возложенного нашего плана заготовок»[13]. На основе данной директивы Уинским РИКом была дана директива на места.

Необходимо также срочно пересмотреть в Уинском районе индивидуальное обложение, коим охвачен середняк, не имеющий признаков к причислению [к] кулацким хозяйствам. По сведениям индивидуальное обложение зав. райфо проводил так, что по приезде в сельсовет кто-нибудь скажет, что такой-то производил наем в сезон, то ставилось 90 поденщиков без всякой проверки.

Проведение кампании [по раскулачиванию] с перегибами в Уинском районе нарушило директиву о союзе бедноты с середняком – середняк обижен.

Характерно выяснилось, что когда мной были арестованы за перегибы в Екатерининском с/совете быв. председатель ШЕРСТОБИТОВ И.И.  и бригадир по раскулачиванию ПШЕНИЦИН, то через несколько дней группа из среды бедноты принесла постановление с требованием освобождения арестованных. Выходит, что часть бедноты перегибы защищает и только потому, что обобществление продуктов отчасти явилось [источником] наделения таковой [продуктами]. И опять же это все отбиралось больше всего от средняка. А ВОСКРЕСЕНСКАЯ ячейка ВКП(б), не сознавая свои ошибки в перегибах, вынесла  (не проверено) решение, что якобы я разговаривал больше всего с кулаками, тогда как в деле ни один кулак не фигурирует.

Особо надо обратить внимание на обеспечение сплава рабочей силы, ибо есть опасение в связи с тем, что колхозники, работая целую зиму на лесозаготовках, деньги не получили, то не пойдут и на сплав.

О всех перегибах в Уинском районе было доложено на бюро РК ВКП(б) в присутствии из ОК т. Трубленко. В результате с работы сняты:

инспектор УРО ШЛЯПНИКОВ,

секретарь ячейки в Чайк[инского] с/с ИБАНОВ,

пропагандист БЕЗДЕНЕЖНЫХ,

секретарь Воскр[есенской] ячейки СЕРОВИКОВ,

пред. экономии ЛАГУНОВ,

пред. экономии Екат[ерининского сельсовета] ЧАЛОВ.

[Дело] на ряд лиц передано для привлечения через Контрольную Комиссию.

ИЛЬИН – секретарь Медянской ячейки ВКП(б) мной арестован.

При раскулачивании из округа уполном[оченными] были МАРТЮШЕВ, УТКИН, АФАНАСЬЕВ и КОТУГИН. Первый из них ездил и смотрел списки намеченных к выселению, но как видно намеченных середняков не заметил.

Всего суду предается 21 человек.

 

Старший следователь           Александров 

 

ПермГАНИ. Ф. 2. Оп. 7. Д. 124. Л. 109–115. Подлинник. Машинопись.



[1] Установлено по дате публикации статьи И.В. Сталина «Головокружение от успехов» (газета «Правда», 2 марта 1930 г.), упоминаемой в докладной записке.

[2] Установлено по содержанию документа.

[3] Курмакаш – деревня в Уинском районе Пермского округа Уральской области.

[4] Так в документе, по-видимому, имеется в виду «не желающие вступить в колхоз».

[5] Сырвачев Василий Петрович, 1892 г.р., в 1917 – 1918 гг. – унтер-офицер царской армии, в 1919 г. – апреле 1921 г. – командир взвода в РККА. Член партии с 1920 г. В январе – марте 1922 г. – сотрудник Иркутской губЧК. С марта 1922 г. возглавлял исполнительные комитеты Советов разных уровней. В июле 1928 г. – апреле 1930 г. – председатель Уинского райисполкома (Пермский округ Уральской области) (ПермГАНИ. Учетная карточка образца 1926 г.).

[6] Переселенцев Иван Георгиевич,  1898 г.р., с 1917 г. начал работать по найму. С 1919 г. находился на службе в РККА, в 1921–1922 гг. – военный комиссар полка. С 1922 г. на партийной работе, в 1924–1925 гг. – инструктор Кунгурского окружкома РКП(б). В 1925 г. – марте 1928 г. – студент Уральского коммунистического университета. В марте – июле 1928 г. – вновь работал инструктором Кунгурского окружкома партии. В августе 1928 г. – мае 1930 г. – ответственный секретарь Уинского райкома ВКП(б) (ПермГАНИ. Учетная карточка образца 1926 г.).

[7] Слова, выделенные разрядкой, в тексте документа подчеркнуты.

[8] О событиях в Медянском сельсовете Уинского района Пермского округа также см. док. № 14, 18, 21, 28.

[9] В конце 1929 – начале 1930 гг. репрессии и насилие в ходе коллективизации приобрели огромный размах. Они вызвали массовое недовольство крестьян. Формы сопротивления были различны: от убоя скота до вооруженных восстаний. В выступлениях участвовала огромная масса крестьянства. Из общего числа крестьянских выступлений в 1930 г. на январь–март приходится 72,5%. Обстановка накалилась. Крестьянские выступления перерастали в повстанческое движение. Руководство страны решило на время отступить, чтобы сбить накал политической напряженности. 2 марта 1930 г. в газете «Правда» была опубликована статья Сталина «Головокружение от успехов». В ней вся вина за перегибы при проведении коллективизации возлагалась на местные власти. После этого начался массовый выход из колхозов («весенний отлив»). За март–апрель 1930 г. 60% крестьянских хозяйств вышло из колхозов. Осенью же был взят курс на организацию «нового колхозного прилива», но теперь упор делался на экономические и организпционно-массовые меры воздействия (Ивницкий Н.А. Введение (Развертывание «сплошной коллективизации») // Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927–1939. Документы и материалы. В 5-ти тт. Т. 2. Ноябрь 1929–декабрь 1930 / Под ред. В. Данилова, Р. Маннинг, Л. Виолы. – М., 2000. – С. 14, 21–23).

[10] Имеются в виду бывшие красные партизаны – участники Гражданской войны в тылу «белой армии» (Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927–1939. Документы и материалы. В 5-ти тт. Т. 3. Конец 1930–1933 / Под ред. В. Данилова, Р. Маннинг, Л. Виолы. – М., 2000. – С. 890).

[11] Строка из «Интернационала», международного пролетарского гимна, партийного гимна КПСС и других коммунистических партий. Текст написан французским поэтом Э. Потье в 1871 г. (опубликован в 1887 г.),  музыка – французским композитором П. Дегейтером (1888 г.). Общепринятый русский текст «Интернационала» создан в 1902 г. А.Я. Коцем. В 1918–1944 гг. «Интернационал» являлся гимном Советской России, затем СССР. После утверждения нового Государственного гимна был сохранен в качестве партийного гимна (Большая советская энциклопедия. В 30-ти тт. Т. 10 / Гл. ред. А.М. Прохоров. – 3-е изд. – М., 1972. – С. 322).

[12] В документе два варианта написания фамилии: «Лакунов» и «Лагунов».

[13] Слова, выделенные разрядкой, в тексте документа подчеркнуты.

 

Поделиться:

Рекомендуем:
| Ленинский районный суд вновь отклонил жалобу адвоката Роберта Латыпова* о признании незаконным возбуждения уголовного дела о «попытке контрабанды» архива Пермского Мемориала
| Умер Алексей Навальный
| В круге втором
Ссылка крестьян на Урал в 1930-е годы
Створ (лагпункт, лаготделение Понышского ИТЛ)
Компас призывника
| «Нас, как собак, покидали в телегу…»
| Мне повезло
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus